гостевая * правила * роли * жду тебя * акции недели * шаблон анкеты
Даже находясь на земле, изображая невинную жертву кучки напившихся насильников, Кейе хватило времени и случая, чтобы оценить бой так, как это следует делать профессиональному бойцу. Фатуи были дилетанты — из тех, кого ласково их же сброд называет пушечным мясом. Да имея Глаз Бога, они вряд ли смогли что-то противопоставить этому Полуночному Рыцарю. Даже если бы весь план пошел насмарку, Кейя бы сам их скрутил, не используя Глаз. А вот рыцарь плаща и маски дрался, как профессионал – яркий пример человека, который побывал во множестве боев и вышел из них победителем с минимальными потерями. И вот сейчас напрашивался вопрос, который не так давно звучал в штабе Ордена – почему такой человек, если он хочет защищать город, не вступит в ряды Ордо Фавониус? Джинн была права – таких кадров с уходом Варки им не хватало бы. Возможно за такими бойцами они были бы, как за каменной стеной, а Фатуи не чувствовали бы себя хозяевами города.далее
loki wanda aleсto

Sunshine

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sunshine » мечты о прекрасном // фандомные эпизоды » Только ты ещё не знаешь о том, как будешь громко смеяться потом.


Только ты ещё не знаешь о том, как будешь громко смеяться потом.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Только ты ещё не знаешь о том, как будешь громко смеяться потом.
Мы, другие, будем счастливы, может.

...Но кому я вру, с нами будет всё то же.
https://forumupload.ru/uploads/001b/70/af/142/t951347.png
https://forumupload.ru/uploads/001b/70/af/142/t310416.png

Xiao Xingchen, Xue Yangx x xШесть лет спустя, после событий в городе И. Датун, быстроразвивающийся город соседствующий  с печально известным И.
Встреть кто Синчэня теперь, не узнал бы в том легко ступающего по земле, облаченное в белое даоса. Теперь Синчэнь отвечает ударом на удар, ни за что не подставит щеку и можно сказать, что Сюэ Ян добился чего хотел, превратил белое в черное, разрушил и испепелил. Но увидеть эту победу некому - в городе И погибли они оба.
Только вот он, Синчэнь, жив и здоров. Может ли быть, что и Ян...?

Отредактировано Xiao Xingchen (27-06-2022 15:29:18)

0

2

Но я взлетаю над пламенем потерь
Изо всех сил открою другую дверь
И по новым правилам
Я начну заново

визуал

Заново строить
Заново жить
Заново чувствовать
Заново...
Заново строить
Заново любить...

Вы видели этого скромного, но крайне одаренного молодого врача, доктора Чжана? Говорят, этот Чжан Цзиян... он  хорошо знаком не только с ранами и травами, но и в заклинательстве ведает столько, что к его лечебнице ни одна тварь и близко не подходит. К слову, от тварях - кто это так отделал двух его новых пациентов? Уж не твари ли какие, вроде гулей, вновь в округе показались?!

[nick]Zhang Ji Yang[/nick]

Первые солнечные лучи едва только коснулись порога, а жизнь в лечебнице доктора Чжана кипела, будто в праздничный день - не хватало разве что шумных зазывал да запахов, которые не оставили бы равнодушными самого привередливого и сварливого человека, да и искушенные бессмертные соблазнились бы, однако - нет, то было совершенно обыкновенное утро в стенах этого дома.
Цзиян, игнорируя возмущенно ругавшуюся где-то во дворе  Чжоу Шу, продолжал методично убирать иглы, стараясь не причинить пациенту дискомфорта, но тот, кажется, был так взволнован и так преисполнен надеждой, что едва ли заметил уколы игл или слишком громкую девушку, чей приятный голос сейчас скорее напоминал ругавшуюся родственницу со стороны ненавистной супруги.

Господин Хэн бывал в лечебнице не в первый раз, и полностью доверял доктору, уверяя, что даже если бы был полностью здоров, явился бы с выдуманной хворью, чтобы получить немного безбрежного спокойствия в общении  и вкусного чая доктора Чжаня, а еще чтобы в который раз попробовать узнать о таинственном врачевателе побольше - маленький город страшно гудел, полнился слухами, каждому хотелось быть тем, кто узнает больше других да первым разнесет это знание по всем соседям.

Однако, доктор Чжан Цзиян, похоже, был крепким человеком с устойчивой Ци и психикой, невозможно было и мечтать о том, чтобы проникнуть за его легкую, вежливую скорлупу воспитанного лекаря, способного помочь пациенту не только физически, но и душевно, будто явился он сюда, полный тысячелетней мудрости...

Солнечный луч, способный посоревноваться в упрямстве с А-Шу, коснулся, наконец, бледной щеки лекаря, и в тот же миг последняя игла покинула тело пациента - время заканчивать сеанс.
https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/150/t46055.jpg

- Если приступ повторится, господин Хэн Сюй, вам следует прекратить упрямиться, и, последовав моим рекомендациям, начать принимать предписанную настойку и не пренебрегать Цигун. Я не творю магию, я лишь следую пути таких же лекарей, как я сам, и если вы не захотите действовать вместе со мной, то от акупунктуры толку мало, без вашего собственного желания и гору не преодолеть...
Цзиян, вернувшись за свой стол, принялся омывать руки, позволяя пациенту одеться без посторонних глаз, собственное спокойствие и вежливость сегодня оседали на языке неприятной горечью - Чжан Цзиян, тяжело вздохнув, швырнул легкую ткань, которой вытирал пальцы, на пол. Хотелось швырнуть лоскут в окно, а следом придать ускорения и  совершенно его не слушавшему клиенту. Но доктор сдержался - налил себе чая,  кивком попрощался с господином Хэном,  прекрасно понимая, что тот вернется через три луны, потому что вновь потребуется вмешательство доктора Чжана с его акупунктурой, фитотерапией и знаниями о теле человека и лекарственных травах да методиках помощи в большинстве проблем человеческого тела и даже духа.
Но Чжан Цзиян не был всемогущим, и если такие люди как Хэн Сюй пропускали мимо ушей его предписания, следовало начинать задумываться о том, чтобы отказываться от подобных пациентов. Благо его репутация холодного, пусть и вежливого, куска нефрита, покрытого морозными узорами на бледной ткани ханьфу врача - играла на руку. Чжан Цзиян был хорош как и в искусстве лечения так и в беседе, но казался окружающим холодной статуэткой, наделенной даром целительства, а он и не отрицал. Ни сил ни времени на глупые слухи не было.
https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/150/t396052.jpg

Тем временем, А-Шу, видимо, наскучило надрываться, и девушка рванула к наставнику, как на зло совершенно позабывшему нагрузить ее тройной работой. Например, отправить в горы собирать травы вместе с другими служками, или позаботиться о ранах имевшихся в доме пациентов. Некоторые были довольно сложными, и жизни их могли оборваться без должного присмотра и своевременного получения настоек и процедур, связанных с очищением ран.
Девушка барабанила  кулачком по хрупкому дереву, с искусно вырезанным на нем Чжан Голао , заставляя доктора морщиться - ночь выдалась не из легких, пока служки спали, он лично занимался  ранеными, поскольку понимал, что утром всем слугам придется нелегко - и собирать травы, и следить за теми, что уже готовились для настоек и помогать с пациентами... теперь же собственное тело напоминало ему о том, что иногда лучше делегировать, даже  через не хочу.

- Можешь войти, ни к чему так шуметь, -  устало  сказал Чжан Цзиян, и девушка, трясясь будто лист, которого еще не коснулась и капля туши, влетела в комнату. Такая бледная, что проняло и внешне  невозмутимого доктора. Он жестом попросил ее молчать, и присесть напротив, давая перевести дух и выпить глоток чая из пиалы с рыбками кои на дне, такими красивыми, словно живые... эти пиалы всегда завораживали девчонку, на том Чжан Цзиян сыграл и в этот раз, - а теперь успокойся и расскажи, что стряслось.
Если бы  случилось что-то поистине ужасное, Чжан Цзиян бы почувствовал, но ничего, кроме чужих Ци, где-то слабых где-то уже восстанавливавших свое течение, да биение жизни мира вокруг он не чувствовал.

- У нас пациенты! - чуть не плача пожаловалась та, и доктор удивленно вскинул бровь.
- А их не должно тут быть? - не удержался он от вопроса,  заставляя девчонку краснеть и надувать щеки.
- Простите, я хотела сказать, что у нас новые пациенты! - Чжан Цзиян тяжело вздохнул, услышав это. Ну не любил он, когда тянули время за призрачный хвост, поэтому он поднялся, вынуждая ее последовать своему примеру и, отправившись вниз, принялся поучать  помощницу:
- Понимаю, что ты взволнована, но тебе нужно взять себя в руки и внятно изложить мне суть дела, ты ведь можешь, глубоко вдохни, сосчитай до десяти, и начни заново.
Чжоу Шу снова надулась, но кому как не ей, всюду ходившей за доктором словно тень, было знать каков характер целителя, и так же она прекрасно понимала, что он прав.
- Простите, доктор Чжан! Чжан гэгэ, только что  к нашему порогу принесли юношу и какой-то мужчина с ним, оба изодраны, словно они вдвоем сражались с бессмертной армией чудовищ, и вышли победителями! Но они в таком состоянии...,- она беспомощно всхлипнула. Все таки, подумалось доктору, следует еще раз обдумать  продолжать ли учить ее или попросту выдать замуж, устроив судьбу как у многих простых девушек... мысль его была прервана настоящей суматохой, и кровью, в которую он вляпался, ступив  за порог дома. Раненых никто не решался без его на то приказа вносить в дом. И нет, никто не брезговал и не боялся - Чжан Цзиян знал о внутренних повреждениях поболее многих, и понимал как опасно может быть беспокоить покалеченных людей, неосторожными перемещениями делая только хуже - этому он учил и тех, кто работал под его началом. Сначала изучи, убедись, что задуманное осуществимо, и лишь потом действуй.  Мальчишка, истекавший кровью на импровизированных носилках, действительно был плох. Чжан Цзиян склонился над ним для стандартных врачебных манипуляций  - проверил пульс, зрачки, дыхание, осмотрел те раны, какие было возможно... заблокировал едва уловимым жестом несколько особенно кровоточащих ран, позволяя своей Ци сделать часть работы, и только потом, покачав головой, приказал расположить юношу в одной из комнат на первом этаже - тащить мальчишку на второй этаж было опасно.
Чжоу Шу крутилась рядом, и Чжан Цзиян, схватив ее за воротник, отправил следом за носилками с юношей. Он, хоть и выглядел прескверно, имел все шансы еще пожить, при грамотном присмотре, конечно.
- Нагрей воды и принеси травы, которые я упаковал для завтрашнего посещения  пациентов в городе.
Девчушка скрылась за дверью, а Чжан Цзиян покрутил головой - она ведь говорила о двух мужчинах...
https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/150/t960590.png

Отредактировано Xiao Xingchen (27-06-2022 15:28:50)

+1

3

Вдох, закрой глаза
Я с тобою навсегда
Выдох, сердца стук
Ровным боям режет слух

Иногда все казалось сном, просто фантастическим кошмаром. Из раза в раз, изо дня в день Сюэ Ян думал, что он просто спит. Он иногда с трудом мог отличить реальность от бреда, а бред от обычного сна. Удушливая темнота, стирающая все, казалось такой же ненастоящей, как и все вокруг — просто сны без сновидений. К ним обычно еще прибавлялся адский жар, словно кто-то разрывал и поджигал изнутри, пробираясь наружу.

О, это были самые отвратительные недели, после которых хотелось умереть.

Сюэ Ян впервые подумал о смерти, когда открыл глаза и осознал: о, это настоящий мир. Лучше бы и не понимал, не ощущал это, предпочитая такую уютную тишину ворох жутких кошмаров. Просто когда в голове была каша, когда сознание буквально разбивалось о само себя — было понятнее. И когда вся осознанность навалилась, то стало не легче. Не было ни малейшего представления, что он мог сейчас сделать. Руки не было, а на ее месте голове разорванное плечо, уже каким-то образом зажившее и имеющее неприятный вид куска. Все это можно было скрыть тканью. И даже потеря меча не так уж и сильно расстраивала. Пусть и остается валяться там, где-то на улочках города И. Дыра в груди стала лишь блеклым шрамом, который был едва заметен. Тоже не так плохо. Он ныл иногда, но уже почти и не болел. У груди не было привычного мешочка-духа, а в карманах не было конфет, что терпкой сладостью когда-то растворялись на языке. Холодной руки в белых одеждах не было рядом. И через несколько дней Сюэ Ян завыл, буквально заскулил сквозь зубы от мнимой и несуществующей боли. Он проиграл. Ну, что же? Ты доволен, Сяо Синчень? Ты выиграл, плешивый даочжан. Выиграл.

Факты, сложенные по полочкам, не помогали с вопросом, как теперь быть. Сюэ Ян долго просидел, двигаясь скорее интуитивно, задаваясь вопросом почти каждый раз, когда видел что-то, делал, говорил: “Что теперь делать” Что ему теперь делать?”, — от этой навязчивой и неприятной мысли было не избавиться. Он поселилась у него в голове. Хотелось сойти с ума, но этого не случалось. Сюэ Ян до омерзения воспринимал этот мир так, как и прежде. И ненавидел его точно также. И именно так он и путешествовал, пытаясь найти хоть что-то, хоть как-то зацепиться, но ничего не выходила. Все поблекло перед глазами. Кто же теперь будет рядом с ним?..

Когда он ушел из этого гнилого ордена? Куда он пошел? Все решения словно смылись со временем из памяти, оставляя лишь голые факты приятного намерения просто идти. В простом и рваном платье оставались талисманы, гвозди, пара мешочков с духами. Все то, что помогло бы ему выйти живым из передряги. Теперь на голове красовалась шляпа, скрывающая лицо. Не потому, что надо — хотелось закрыться от этого мира. Ткань плаща укутывало фигуру, скрывая ее недостатки. Так было сначала. Сюэ Ян путешествовал много, долго, мучительно медленно. Он все искал, думая, что ищет зацепки, какую-то информацию о Сяо Синчене. А если он найдет ту гору со святыми, превратит ее в ад — даочжан откликнется? После бесцельных попыток он понял, что ищет смерть. Но и ее не находит, умудряясь выживать. Несмотря на всю внутреннюю гниль, его тело хотело жить. Страха не было, лишь какой-то дикий инстинкт. Сюэ Ян сжился с ним, привык.

У подножья гор Сюэ Ян встретил какого-то мальца, который навязчиво начал следовать за ним. Хорошо, что этот цыпленок его учителем не стал называть. Сюэ Ян не скрывался от него, с каким-то даже безразличием следя за тем, как этот Цзи следует за ним. Он не запомнил его имя, предпочитая называть тем словом, которое первое пришло в голову. Очаровательно невежливо и даже безразлично, словно в любой момент эта курица могла оказаться в огне. Сюэ Ян даже при нем не гнушался убивать, не пытался быть хорошим, но и причин доставать короткий кинжал у него было мало. Каким-то образом позже в его руках оказался меч. Его ноги теперь следовали за Цзи, а не наоборот. Но его это мало волновало. У него снова начались кошмары. Теперь даже появление какого-то мальца в его жизни казалось иллюзорным.

И белая тень преследовало его в кошмарах. Когда же его оставят в покое?

Смерть, ее дыхание, подкралась тогда, когда не ждали. Сюэ Яна это даже не расстроило. В скалистой местности, в глухой провинции, они оба встретились с монстром, который Цзи выслеживал долгие месяцы, не видя различий в уровнях. Он вообще мало что замечал. И в этот раз это стоило ему пару ребер, глубокой раны на животе и хорошей шишке на голове. О, кажется, это все же глубокая рана. Сюэ Ян наблюдал исподтишка, решив, что на этом их путь закончен, и он может просто уйти. Оставить этот морок и перейти к следующему. В черных одеждах, в шляпе, исхудал, он уже не казался прежним бесяком. Он был тенью себя.  Краем зрения он заметил нечто белесое, на миг показавшееся ему нефритовой заколкой, которую он видел лишь раз. И этого было достаточно, чтобы перед глазами мир померк, расплескался в белом свете. И тогда был дождь, серость и красный на белых одеждах… И Сюэ Ян вытащил клинок неловко одной рукой, отбрасывая ножны. Не его родной клинок, но отличная замена. Зеленая трава окрасилась кровью: черной и красной. Потоки темной энергии перемешались с Ци. Сюэ Ян ощущал, как одна часть его сил отравляет другую и наоборот. И эта была тяжелая нагрузка на его тело, которое разрушалось под гнетом двух противоположностей.

Сюэ Ян не помнил, как добрался до города с Цзи на спине. Он и так еле держал его, как и его ноги еле несли его и такой тяжелый груз. Волосы растрепались, были грязные от земли и крови. Он успел знатно поваляться. И чужая кровь стекала на его спину. Меч снова где-то валялся, но он был сейчас и не нужен. Каждый шаг — как вопрос, а выживешь ли ты? Последних вздох и знакомый черный туман окутал Сюэ Яна уже где-то у стен. Кажется, снова город. Очередной. Но он не запомнил.

О, кажется, я умру?

С губ сорвался смех, как только сознание пришло в себя. Тихий, надрывной смех сумасшедшего.

Отредактировано Xue Yang (11-07-2022 08:29:32)

Подпись автора

отдел вот он

+1

4

Знал ли он тогда, что все это только начало? Ой ли.

Чжан выхаживал строптивого Не Минцзюэ (ну или того, кто им прикидывался, в общем-то, по мнению Синчэня, весьма успешно) да занимался другими больными. Думая о произошедшем, конечно он понимал, что человека клана Не, лежащего на пороге у лечебницы, он уж точно не ожидал.
Как не ожидал того, что еще один мертвец вернется в мир живых, еще и тот, из-за которого он сам отправился  в Диюй, вскрыв себе горло в городе И.
Двое на него одного  - это было, знаете ли, немного слишком.

flashback
- Глава Не, - пораженно выдохнул Цзиян. Он видел главу клана из Цинхэ, они же передавали этому клану Сюэ Яна. Корзина, с которой лекарь собирался в город, оказалась на земле, позабытая за ненадобностью.
- Чжоу Шу! – позвал он, девушка благо оказалась неподалеку и быстро поняла, в чем дело.
Устроили главу клана в покоях служек, просто потому, что они были дальше всех от комнат  самого Цзияна.  УзнАет ли его Не Минцзюэ?
Хотелось бы верить, что нет, но кто мог знать?

Он препоручил нового пациента заботам служек и помощницы, и еще несколько дней даже не приближался к комнате, куда определил Минцзюэ, вот только ему рано или поздно пришлось бы с ним столкнуться, и не было никакого смысла откладывать неизбежное. Лекарь ни разу не спросил, как чувствует себя Минцзюэ у Чжоу Шу, а девчонка была так загружена, что не надоедала ему разговорами. Значит, тот был жив и относительно здоров, раз она не плакала и не сообщала о кончине нового пациента. Но что, черт побери, это все значит?   Кто следующий окажется у его порога, уж не Яо?  Лекарь нацепил на лицо кусочек шелка,  прикрывшего половину его лица, но позволяющей все же различать, когда носящий ее улыбается, или кривит губы, поправил заколку и добавил цветов в прическу прежде, чем отправился, наконец к Минцзюэ.
Чжан еще не знал, приходил тот в себя, или может еще нет?

- Доброе утро, - войдя с подносом, на котором были целебные снадобья, чай да легкий бульон, поприветствовал он Не, - надеюсь, вы достаточно пришли в себя, глава Не, чтобы поведать мне свою историю. Не каждый день мертвые возвращаются в мир смертных, да еще и выглядят живее всех живых, и это, учитывая что конкретно вам отрубили голову.
Чжан Цзиян аккуратно устроив поднос на столике, изящно опустился на стул подле кровати, и, скрестив руки на груди, холодно уставился на пациента. Еще бы знать, кто перед ним… Чья-то злая шутка, демон, или может быть очередная шалость Сюэ Яна?  Искажений Ци, какие были у Минцзюэ раньше, лекарь не чувствовал, как не чувствовал он ничего, что говорило бы о том, что перед ним нечистая сила, гуль его подери как, сумевшая обернуться главой клана, давно покинувшим этот мир.
- Очень не советую лгать, - поспешил предупредить лекарь, - я пойму, что вы подмена, что  выдаете себя за Не Минцзюэ, тут же, как вы откроете рот и попробуете меня обмануть. Хорошо подумайте, прежде чем соврать.

Вспоминая ту сцену, Синчэнь потом так и не смог припомнить, почему не воспрепятствовал главе схватить нож и поранить руку, чтобы доказать лекарю, что он живой человек.

-  Не убедительно,  -  пожал плечами Цзиян, не делая ни единой попытки воспрепятствовать представлению воскресшего старого знакомца. Впрочем, едва ли их можно было назвать даже знакомыми,  после поимки Сюэ Яна Синчэнь скорее Хуайсана мог бы назвать знакомым, да и то очень с натяжкой.
Служка, ворвавшийся в комнату вместе с помощницей, были остановлены небрежным взмахом ладони лекаря, и если служка исчез тут же, зная суровый нрав Цзияна, то девчонке ума не достало уйти тут же. Ну, недоглядел, недоучил, недовоспитал, что поделать – Чжан сделал себе мысленную пометку заняться уже этим вопросом, в конце-то концов Чжоу Шу должна была наследовать лечебницу, а как ее передашь, когда она все одно что дите малое? Но это, как бывало и раньше, снова отошло на задний план. Девчонке достало наглости проигнорировать гостя и кровь, которую тот пролил, а вот повязку на лице собственного наставника – нет.
- Вы чего это? Этот господин, вроде, не заражен ничем,  - вскинула она тонкую бровь и тут же нахохлилась, скривившись презрительно. Чжан, с удивлением, заметил в этом свое собственное, вечно презрительное, выражение лица. Все таки что-то она от него да получила, пусть и не то, чего ему бы хотелось.
- Если у тебя нет работы, я готов передать тебе несколько пациентов и сбор лекарственных трав, до которого руки третью луну не доходят, - деловито предложил Чжан, и ту как ветром сдуло. Он хмыкнул довольно,  вот же. Она напоминала ему кое кого… утраченного. Цзиян мотнул головой, собираясь с мыслями. Не время было предаваться  воспоминаниям. Не таким, по крайней мере. Лекарь деловито выдвинул ящичек у стола, уселся поудобнее и выложил на стол чистые тряпки и лекарственный отвар поставил, чтобы помимо бесед от дела не отвлекаться.
- Вашу рану, новую, следует обработать. Понятия не имею, что вы такое, и можете ли получить заражение, только уверяю вас, вы что угодно, но не  прежний заклинатель, даже если ваша сабля и орден вас признают. К слову, об этом.
Чжан протянул руку, предлагая Минцзюэ вложить в нее свою ладонь для обработки.
- Прежде я отвечу пожалуй, чтобы утолить ваше любопытство, хоть мои слова едва ли что-то особенно прояснят. Вы в крупном городе Датун, и я понятия не имею, есть ли здесь сейчас ордена и какие. Нет ни времени ни желания озаботиться этим вопросом, знаю лишь, что периодически заклинатели здесь бывают, но оседают ли или двигаются дальше – это не мое дело. Ко мне приходят за помощью, я ее оказываю. О том, чтобы тут основался какой-то орден мне ничего неизвестно, причину я уже озвучил. Поэтому если интересно, сможете разузнать, местные достаточно словоохотливы.
Он намеренно не стал добавлять «город, соседствующий с печально известным городом И» - еще чего зацепится Минцзюэ за это, лишние хлопоты только.
- Вы очень удачно оказались у моего порога. Я открыл здесь лечебницу, так что лучшего места для того, чтобы упасть без чувств, в самом деле, не найти. Благо, вы не тяжело ранены и не умираете, уже хорошо. Теперь, что касается вас лично. Кто или что вас вернуло, и посредством чего мне неведомо, и, признаюсь, не интересно. Но это не значит, что не станет интересно кому-то более дотошному. Главе ордена Цзян, например, или господину Усяню с его бессменным сопровождающим. Поэтому, прежде чем устраивать Не Хуайсану и главам орденов, включая Не Хуайсана сердечный приступ, и спускать тем самым господина Усяня с цепи будто гончую – подумайте. Вас не стало достаточно давно,  ваше мертвое тело и голову, отделенную от тела многие видели, не лучше ли прежде набраться сил, написать брату письмо, и лишь поговорив с главой ордена Не – принимать какие-либо решения?
По сути, Цзияну бы отправить Минцзюэ к брату и черт бы с обоими, пусть сами разбираются. Но ведь внезапное возвращение Не Минцзюэ гарантированно привлечет внимание. Вероятно, доберутся и до лечебницы, как стартовой точки всего этого мракобесия. Как защититься? Ничего, кроме как потянуть время, Чжан не придумал, да и пациент, все же… совесть не позволяла вот так просто выставить кого-то, не убедившись, что тот жив цел и вполне способен о себе позаботиться сам. Еще рано было для каких-либо выводов о состоянии Минцзюэ, понаблюдать бы…
- Решать, конечно, вам. Мне нужно к другим пациентам, если не успею до  темноты, рискую упустить время для сбора необходимых трав, и не на все отвары их хватит.
О том, что все эти его походы за травами неизменно заканчивались ночными охотами Чжан Цзиян, конечно, промолчал. Страшно хотелось снять мешающую тряпку, закончить все эти танцы вокруг да около, и заняться делом. Но было рискованно показывать свое лицо. Ему и так в достатке проблем.
- Что бы вы ни решили, можете обратиться к моей помощнице, она отправит письмо, или же подскажет, как быстрее добраться до земель вашего клана. Тут, знаете ли, нынче не очень безопасно на дорогах, твари все чаще показываются, местные предпочитают не разгуливать просто так. Хорошего дня.
Цзиян предпочел поскорее выскочить из комнаты, едва закончив разговор и ответа не дожидаясь. Обчихаешься с этими масками, ей богу. Во время операции тряпки на лице не мешали, а в обычной жизни ему трудно было понять, как некоторые люди ходят с шелком на лице. Пусть даже тонкой работы, не говоря уже о материале погрубее, которым предпочитал пользоваться лекарь в работе.
- А-Шу, - позвал лекарь, сдирая надоевшую тряпицу, и только закатывая глаза, потому что девица, явно подслушивавшая явилась тут же, - Присмотри за ним, если надумает уйти. Собери еды и настоек, тряпок для раны и убедись, что до пристани добрался без приключений. Дальше он сам, там уже не твоя беда что с ним станется. Если решит остаться, и написать письмо, немедленно отправь, это важно, глава Ордена Не – Не Хуайсан, вероятно, появится у нас на пороге, будь готова.
- А вы, значит, - надулась та, - снова на охоту, да? Ой, простите простите, за травами, ага. И на всю-то ночь. Один.
Цзиян, бросив тряпицу ей в руки, молча пошел переодеваться. Надо было еще к пациентам зайти, и распоряжений отдать служкам…

end flashback

То, что Синчэнь застыл, будто статуя, он понял только когда обеспокоенная девчонка потрясла его за плечо. Что, во имя неба, происходит? Он опять умер и теперь его мучают?
Человек, которого приволокли (просил же, не трогать раненых!) к его ногам, был еще одной тенью прошлого.
Той, которая мучила в кошмарах, и если б только в них... Цзиян вздрогнул, и, развернув помощницу, наказал:
- Уберите все из комнат, рядом с моей, обустройте все для нового больного, принеси мне шелк, нужно закрыть лицо. Этот на тебе.

Видимо, выражение этого самого лица было таким, что спорить (а в комнатах, о которых он говорил, хранились те травы и настои, которые требовались в первую очередь и должны были быть под рукой) с лекарем не стала даже языкастая Чжоу.

...войти к призраку он решился только на следующий день.  В помощнице он не сомневался, хоть и видел характер ран, но разве призраки умирают? Да бросьте. Но как же так?
Лекарь задумчиво пробежался глазами по бинтам, перевязал то, что требовало свежей повязки или было недостаточно качественно сделано (учить ее еще и учить), поставил иглы, и передал немного духовной энергии - не удержался.
- Что же ты тут делаешь, - беспомощно пробормотал Цзиян, сражаясь с желанием содрать с лица ткань, а после потыкать  в Яна мечом.
- Пора просыпаться, - холодно фыркнул Цзиян, убирая иглы, и довольно грубо похлопав Сюэ Яна по щеке. Он так себя не вел, ну практически, а тут не удержался от поведения рапоследней мерзкой наследницы какого-нибудь клана, не обремененную воспитанием, умом или тактом. - Могу вылить на вас ведро воды со льдом, вам не понравится, зато быстро очнетесь без уговоров.
Чжоу Шу, мелькнувшая в дверях, испуганно охнула - так наставник себя давно не вел.
- Ваш спутник сильно ранен, кто вы оба неизвестно, - как ни в чем не бывало вещал лекарь, точно не собираясь выдавать Сюэ Яну, что знает его, и мысленно сделал пометку сказать Шу не упоминать при Яне Не Минцюэ, - я требую ответов.

+1

5

Все дальнейшее Сюэ Ян плохо помнил, валяясь в бреду. Он, кажется, метался в бреду, зовя кого-то. Слов было не разобрать, это были неясные предложения, слова в которых переплетались между собой. Сюэ Ян никогда не был говорливым болтуном, готовым без умолку говорить о всяких пустяках. Он любил ранить словами, задеть за живое. Не более. В бреду все перевернулось с ног на голову, и он нес откровенный бред, пока не успокоился. Застывшая кровь в груди мешала дышать, но выплюнуть ее было сложно. Как кость в горле. Помимо всего прочего интуитивно Сюэ Ян наглухо “закрылся”, позволяя темной энергии течь мимо, не собирая. Это было сложно. Он большую часть своих путешествий использовал ее, словно дышал, но его золотое ядро было истощено, наверное. Сюэ Ян не знал в свое время как это назвать, и не понимал сейчас. Просто чувствовал.

В какое-то мгновение он приходил в себя, но наблюдал перед собой лишь темное  пятно, отдаленно напоминающее потолок, потом его снова поглотила боль и жар. Не новое его состояние, если так подумать, но давно он не оказывался на пороге смерти. Порой ему снова мерещилось белое одеяние, чисто и блестящее, словно снег. Не траурные одежды, нет. Призрак. Но этот образ быстро исчезал, оставляя взамен лишь темноту. Хотелось сыпать проклятия. Сюэ Ян бредил, не понимал и был абсолютно без сил, ожидая, что в этот раз старуха-смерть обязательно его уже достанет. Сколько можно было от нее бегать? Тем более с одной рукой.

И после было полное безразличное небытие. Словно укрыли в одеяло и спрятали от мира. Неплохо так, лживо. Словно кто-то отключил тело от мозга. Пришел в себя Сюэ Ян вплоне трезвомыслящим, но тело ныло, а сознание было словно мутным. Раненный, мужчина не понимал где и как оказался, смутно припоминая, где был в последний раз, когда потерял сознание. Но четкость куда-то ускользала, и попытки пришлось оставить. Зато легкая пощечина да ледяной голос немного привели в чувства. Он оказался не в гробу. а на койке. И не сразу Сюэ Ян понял, что большая часть его тела перевязана плотными бинтами, от которых пахло лекарствами. Отвратительный запах.

так пахло в том доме. Так пахло от чужих бледных рук. Так пахла жизнь, которую пытались удержать. И правда, самый ненавистный запах. Лучше бы пахло ладаном и воском, так было бы понятно, что хоронят его заживо. Сюэ Ян проигнорировал слова, которые ему были сказаны. Он различил потолок над собой, посмотрел в сторону и увидел силуэты шкафов, какой-то еще мебели и яркий силуэт. Тот, кто говорил. Розовая ткань, вуаль, неясность.

— О, жив, — даже такое несложно слово вырвалось из горла рипом и шепотом.

Сюэ Ян понял, что глотка пересохла, губы потрескались, а сам он дико страдал от жажды, но воды не попросил. Вместо этого какое-то время он осознавал себя и положение, а затем поднял руку. Точнее попытался это сделать и только на третий раз ему это удалось. Дрожа, он потрогал свой обрубок у плеча, — нет это все еще был не сон — а потом потянулся к халату, намереваясь проверить внутренний карман, но в какой-то момент рука замерла, а потом упала на грудь. Да, там же были только талисманы. Нет там ничего. Мысли смешались, Сюэ Ян на миг зажмурился, как-то криво усмехнулся, а потом перевел взгляд на человека перед собой. Безразличный, холодный и крайне не заинтересованный взгляд.

— А?

Он не пытался быть вежливым, хотя мог бы. Раньше бы так и поступил, но теперь это просто отнимало силы. И физические, и моральные. Выжить для него было не делом чести, а чистой случайностью. Сюэ Ян и сам порой не понимал, как оставался жить до этих лет. И это словно бы подстигнули его. Он поморщился, а затем… сел. Не сразу, но ему удалось сделать это резко и быстро. Спину пронзила боль, в животе что-то потянуло и также было больно. Сплошной комок ран.Ошметок мяса, если подумать. Волосы, которые держались в хвосте благодаря ленте — держались на честном слове. Она расплелась сразу же от резкого движения. Грязные и неприятные пряди упали на спину. Раны наверняка вновь открылись. Сюэ Ян ощутил, а еще почувствовал металлический запах.

— Глупые вопросы наверняка задавали, — небрежно и с перерывами проговорил Сюэ Ян, все также хрипло и тяжело.

У него было ощущение, что собственный организм пытался его задушить. Было тяжело дышать, не то, что говорить. И горло царапало от сухости.

— Не задерживаюсь, ухожу от сюда. А придурка можете себе оставить.

Подпись автора

отдел вот он

+1


Вы здесь » Sunshine » мечты о прекрасном // фандомные эпизоды » Только ты ещё не знаешь о том, как будешь громко смеяться потом.