гостевая * правила * роли * жду тебя * акции недели * шаблон анкеты
Даже находясь на земле, изображая невинную жертву кучки напившихся насильников, Кейе хватило времени и случая, чтобы оценить бой так, как это следует делать профессиональному бойцу. Фатуи были дилетанты — из тех, кого ласково их же сброд называет пушечным мясом. Да имея Глаз Бога, они вряд ли смогли что-то противопоставить этому Полуночному Рыцарю. Даже если бы весь план пошел насмарку, Кейя бы сам их скрутил, не используя Глаз. А вот рыцарь плаща и маски дрался, как профессионал – яркий пример человека, который побывал во множестве боев и вышел из них победителем с минимальными потерями. И вот сейчас напрашивался вопрос, который не так давно звучал в штабе Ордена – почему такой человек, если он хочет защищать город, не вступит в ряды Ордо Фавониус? Джинн была права – таких кадров с уходом Варки им не хватало бы. Возможно за такими бойцами они были бы, как за каменной стеной, а Фатуи не чувствовали бы себя хозяевами города.далее
loki wanda aleсto

Sunshine

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



(Not)friendly

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

(Not)friendly
Breaking Benjamin — Dance with The Devil
http://i.picasion.com/resize91/ea27d869551598ba26a3dfc2ac5c0047.jpg
Загрей и Аласторx x x1937 год
Америка, Новый Орлеан — Подземный мир, Эребус

Загрей всегда старался быть дружелюбным, когда заводил новые знакомства, и в ответ получал такое же хорошее отношение. Но мир меняется. И теперь неизвестно, что ты можешь получить в ответ на улыбку.

Подпись автора

http://i.yapx.ru/TALMD.png http://i.yapx.ru/TALL7.png http://i.yapx.ru/TALMB.png

+2

2

Знаете, когда бывает очень и очень скучно? Да практически всегда! Вокруг - сплошная ложь. Лживые лица, проклятые понаехавшие уроды, от которых только грязь и разруха. Великая Депрессия - ничто в сравнении с тем, что творится внутри вечно приветливого молодого человека.
Только кровь успокаивает. Тягучая, капающая с лезвия топора кровь. Идеально, если последний вздох жертвы совпадает с очередным "кап". Тонкий музыкальный слух ласкают предсмертные всхрипы. Агония, длящаяся практически вечно, если у вас перерублен позвоночник или горло. Скажете, жить нельзя при таких ранах? Можно-можно. Все можно, если знать, куда и как бить. Аластор знает.
Его память позволяет запоминать малейшие детали. То, что окружающие никогда в жизни не заметят. Например, в каком платье была миссис Мэтьюз на позапрошлом Рождестве. Рецепт фирменного пирога тетушки из Канады. Тетушки соседей, разумеется. У Аластора нет тетушек, и слава богу!
Зато у него есть жена. Милая женщина, которой завидуют все окружающие кумушки. Он ведь такой внимательный, такой заботливый. Всегда помнит все даты праздников, причем не только у своей жены. Всегда со всеми здоровается, всегда идеально вежлив и чуть-чуть улыбается.
Вас еще удивляет, что эта машина идеальности рванула? Первое убийство Аластора случилось на уроке биологии. Зарезать лягушку: что может быть проще? Противнее для нормальных людей, привлекательнее для него. Она так забавно дергалась. Интересно, а что будет, если такой же надрез сделать на человеческом теле? Анатомию ведь изучать гораздо интереснее не по учебнику.
Улыбчивый радиоведущий, имеющий уйму знакомств, был вхож во множество домов. Удара не ожидаешь от того, кто всегда тебе рад, не так ли? Все такие наивные, такие доверчивые, что даже смешно. Убивать оказалось так легко, что даже...скучно. В итоге Аластор придумал себе развлечение. Челлендж, как бы сказали лет на пятьдесят позже.
Он убивал различными способами, каждый раз выдумывая что-то новое. Не могли определить почерк, не умели понять логику и мотивы. А ведь все так просто: его не вело ничего кроме дичайшей скуки и отвращения к роду человеческому. Пакость лжи, мерзость измен, отсутствие идеальности и правильности порядка во всем - это раздражало. И это надо было исправить. Вот только не получалось это отследить: на местах преступлений то царил абсолютный хаос, то было стерильно чисто. Упс, нестыковочки. Да и ловить копам, видимо, не особо хотелось.
Но на каждого злодея найдется свое провидение. Зайдя в один из домов, Ал, сделав все, что планировал, наткнулся в итоге на огромную тварь, именуемую собакой. Он не особо любил собак, а уж натренированный злобный волкодав... Пришлось бежать. Хотел было зарубить эту мохнатую сволочь, но не был уверен, что не зарубят сначала его. Зубками хрум-хрум. И все. И нету.
Бежал он довольно быстро: тренировался, поддерживая форму. В конце концов, таскать с собой топор, перетаскивать мертвые тела и разрубать их, - требует немалой силы и сноровки.
Дом находился недалеко от леса, так что логично было кинуться туда. Понадеявшись пропетлять среди деревьев и скрыться, Аластор несся вперед... Пока его не ослепила внезапная боль, заставившая замереть на месте.
Выстрел? Последнее, что Аластор увидел, были глаза стоявшего недалеко человека, направившего на него дуло ружья. Охотник?! Его убил обыкновенный охотник?!
Ярость, когда Ал открыл глаза, заставила рыкнуть. Но...Он был живой! Он впервые чувствовал себя абсолютно живым, полным жажды мести и немножко обиды за такой глупый конец.
Резко встав с земли, он огляделся и уперся взглядом в стоявшего напротив. В обычное время Ал бы давным давно заулыбался, но сейчас...сейчас что-то изменилось. Ему не хотелось строить из себя то, что ждали от него всю жизнь. Оскал появился на лице, он то ли рыкнул, то ли вежливо-презрительно уточнил:
- Ты кто? - что-то этот напротив подозрительно напоминал того, с ружьем. Воспоминания плыли, голова побаливала, вокруг тоже все плыло, но злость подталкивала вперед. Он оглядел незнакомца еще раз с ног до головы.

Подпись автора

https://i.ibb.co/P4vrtCy/1.gif https://i.ibb.co/JpPmVK4/2.gif https://i.ibb.co/RPDTkg3/3.gif

+2

3

[indent] Мир меняется. Жизнь меняется. Люди меняются. Хотя нет, люди остаются точь-в-точь такими же, как были и  тысячу лет назад. Разве что их стало гораздо больше. Ни войны, ни эпидемии, ни природные бедствия, которые щедро сыпали им на головы олимпийские родственники уменьшали их количество лишь временно. Разве что вера человечества изменилась. Теперь смертные предпочитают верить в бога единого и всё, что происходит в мире - его воля. Пантеон богов остался в мифах.
Сам Загрей находил это... закономерным(?) Жизнь ускоряется, свободного времени все меньше и гораздо проще молиться одному богу, чем перемещаться от храма к храму и проводить длительные ритуалы. Тем более, что как только жизнь обрывается - всё проясняется само собой. Кто-то разочарован, кто-то наоборот приходит в восторг, а кто-то уходит в философские рассуждения о существовании разных форм загробной жизни.  Принц усмехается, прокручивая в голове воспоминания. Эта часть жизни [или её отсутствия] Подземного Царства остаётся неизменной как бы далеко от него он не находился.
Стоит отметить, что возможность уходить из Подземного царства и не умирать у Зага появилась относительно недавно - всего-то пару тысяч лет назад. И в этот раз его действительно далеко занесло. Чтобы попасть домой - придётся преодолеть океан. (Или умереть, так даже быстрее и привычней.) И место, где он был последнее десятилетие переживало не самый счастливый период. Люди умирали от голода, погибали на протестах, а большие люди, чиновники, с говорящих стёкол уверяли в скором окончании этого ада. Хоть его это и не касается, но Заг не верит им. Он вдыхает поглубже и замирает, будто бы прислушиваясь к миру. И ничего радостного тот не шепчет. Сосредоточившись он будто бы слышит звон мечей и душераздирающие крики - верный знак надвигающейся большой кровопролитной войны. "Аресу снова не сидится," - мелькает в голове, но почти сразу мысли перескакивают к Смерти. У Танатоса будет ещё больше работы, а значит видеться на поверхности они не смогут. "Стоит вернуться?"

[indent] Но это все пространные рассуждения. В городишке, куда завели его Мойры происходило неладное. Не нужно быть гением, чтобы это понять. Всякий раз, когда Загрей появляется на улицах - меньше чем через час он оказывается в полицейском участке, объясняя одно и то же. Нет, не местный. Да, нет документов. Да, пока негде жить. Нет, не цыган. Босиком ходит потому, что так нравится. ("Интересно когда кого-нибудь смутит, что ступни пылают?") Глаз такой с рождения. Весь день бродил в лесу, вышел в город за едой и водой. И ещё масса вопросов по делу и нет. Продержав несколько часов, его всё-таки отпускают. Загрей подозревает, что история будет повторяться, пока он не перезнакомится со всеми служащими. Мелькает мысль, что в следующий раз будет весело умереть прямо за решеткой. Шутка будет что надо, жаль он не увидит как все забегают.

[indent] К ночи принц вернулся в лес. Костер умиротворяюще потрескивал, но только Загрей спокойствия не чувствовал. Наоборот, чем дальше, тем более тревожно ему становилось. Материализует охотничье ружье, крепко держит в руках, проверяет патроны. Да, так спокойнее.
Вокруг стоит могильная тишина. Даже ночные звери и птицы затихли, но больше ничего не происходит. Загрей тихо смеётся. Вот же идиот, самое время вернуться в Дом, попить каких-нибудь успокаивающих настоев трав из маминого сада... 
А потом появляется запах крови. Тягучий, обволакивающий. Он хорошо знаком принцу - так пахнет он сам залитый кровью, своей или сатиров. Вслед за запахом пришел шум. Хруст веток, шуршание листьев, лай собаки. Вглядываясь во тьму, Загрей видит мечущуюся между деревьев фигуру. "У-у-уби-и-иййца," - голосом Тисифоны зазвучало в голове. 
Больных животных убивают, чтобы они не погубили всё стадо. Так объясняла ему Артемида на первой совместной охоте. Убийца считается больным животным? Вот уж действительно тема для длительной полемики. Но пусть этим занимаются сами смертные. Загрей упирает приклад в плечо, закрывает "адский" глаз прицеливаясь...

[indent] — Кровь и тьма! - давно он не ругался с таким чувством. Как можно было промахнуться с двух метров? Об этом вообще никому нельзя рассказывать! Потратить тысячи лет на тренировки и так опозориться. Никто не должен узнать об этом. Никогда.
— Я... - голос садиться, как будто мгновенно подхватил простуду. Заг так и стоит с ружьём направленным точно в грудь человеку. В стволе ещё один патрон и казалось бы в чем проблема? Но... как-то неловко что ли. Приговоренных к виселице повторно не вешают, если верёвка обрывалась. —...Загрей. А ты? Вы, — до чего же странное чувство. Бог опускает ружьё, перекладывая его в левую руку. Сжимает и разжимает пальцы правой. Протянуть руку? Это вежливо, дружелюбно. "А выстрел в голову - это приветствие", — Загрей щурится в неверном свете костра. На ухе и шее незнакомца кровь. Но он весь в крови, так что сложно понять задел ли его патрон. Не задалось знакомство. Но с другой стороны, он убивал и ещё будет убивать Мегеру миллиарды раз и это совершенно не мешает им периодично спать "по дружбе".

Подпись автора

http://i.yapx.ru/TALMD.png http://i.yapx.ru/TALL7.png http://i.yapx.ru/TALMB.png

+2

4

- Хм. Это ты стрелял ведь? - подозрительно уточняет, но внезапно хихикнув, протягивает руку. - Рад познакомиться. Извини за внешний вид, я тут немного бегал, - и ржот стоит. Не смеется, а именно ржот.
Однако, в этом подобии смеха нет на удивление ничего злобного. Наоборот, он, кажется, искренне рад. - Точнее, рад, если больше не будешь стрелять. А то я думал, что немножко умер, - задумчиво хмыкает, поднося руку к шее, пробует кровь на вкус. - О, интересно. При таких ранах не живут, то есть ты меня убил. Я в этом разбираюсь, можешь поверить, - он от чего-то очень разговорчивый сегодня. Точнее, искренне разговорчивый, а не выдающий шаблонные фразочки в радиоприемник.
- Кстати, интересное имя. Ты - итальянец? - наобум спрашивает. Не особо разбирается в многообразии имен, но потом что-то всплывает в голове из школьной программы и любви к книгам. - Хотя, прости, скорее, грек? Загрей, вроде, был богом у греков. Или я что-то путаю? Водички не найдется помыться? Кстати, да, можно на ты, - хмыкает, оглядывается, потом снова разочарованно хмыкает.
Водички едва ли найдется, хотя.. может припрятана? Ему бы правда помыться: запах крови одновременно возбуждает и раздражает. Он все еще взбудоражен своей охотой, поэтому не особо задумывается о происходящем.
Аластор в целом предпочитает не вдаваться в глубокие философские подробности, иначе был бы способен к полноценной эмпатии, а не только в отдельных случаях. Он никогда не трогал детей, а о более слабых существах даже по-своему заботился. Довольно странное отношение со стороны равнодушного убийцы и психопата, как его бы охарактеризовал любой практикующий психиатр.
Кстати, он как-то общался даже с психиатром. Тот оказался очарован, пригласил в дом, познакомил с женой. Они потом даже проводили совместные семейные обеды, рассуждали о книгах и современных тенденциях. Милые люди. Ал даже передумал их убивать: слишком хорошее отношение. На удивление, этот момент он тоже ценит.
- Ты не против компании? Если против, я уйду, - он снова прикасается к ране, морщится. Та чешется слишком активно, но она глубокая. Горло разорвано, кровь залила рубашку. Одежда уже заскорузла, что доставляло эстету и педанту толику раздражения. Сам тем временем присел к костру погреться, протянул руки. Слишком близко протянул, одна оказалась в огне, но боли мужчина не почувствовал. Он задумчиво сощурился, рассматривая плоть, которая... не горела.
- Учитывая, что ты не заорал и не убежал с дикими криками ужаса, когда труп восстал, ты явно не совсем человек, - бодро заявил убийца, оборачиваясь к новому знакомому и улыбаясь. Ни толики сожаления: ему плевать на оставленную жизнь. Наоборот! Так гораздо интереснее становится, даже, похоже, больше возможностей открывается.
Любопытство - одна из составляющих черт этого чудовища, как бы назвали его примерные прихожане. Кстати, церковь Аластор тоже посещал исправно каждое воскресенье, исповедовался, знал наизусть Библию. Кто бы мог подумать, правда? "- А еще говорят, что Бог все видит," - шутил он про себя. Ведь согласно писаниям мужчину должно было поджарить на адском огне уже за ложь на исповеди.
Вот только... все это - одна большая ложь сама по себе, придуманная, чтобы выкачивать деньги из праведных прихожан, накупающих себе атрибутики и жертвующих церкви на постоянной основе, дабы искупить свои грехи. Очень удобно, ведь правда? Закинул пару сотен и все, убивай, прелюбодействуй, кради. Все окупается, главное, назначить всему свою цену и вовремя собирать дань. Система индульгенций, введенная гениальными продажниками средних веков, никуда не делась. Просто мимикрировала.
- Я угадал? - с каким-то детским любопытством, искоса наблюдает за собеседником. Ничего не делает, лишь играется с огнем. Рука тем временем окутывается темнотой, словно собирает в себя тени отовсюду. Легкие шипения, голоса, пришептывания на пару секунд появляются и исчезают.
Он пока не понимает, кем стал, но с искренним интересом изучает посмертие. О таком в писаниях не рассказывалось, иначе бы воскресные проповеди оказались бы в разы полезнее.

Подпись автора

https://i.ibb.co/P4vrtCy/1.gif https://i.ibb.co/JpPmVK4/2.gif https://i.ibb.co/RPDTkg3/3.gif

+2

5

 [indent] У него неприятный смех. Чем-то напоминает то, как смеётся Алекто, сдирая кожу с его горла. Шею будто огнём обожгло, но сейчас вообще не время предаваться воспоминаниям. 
Загрей смотрит на зияющую дыру, понимая что всё же попал. Но тогда... что произошло? Почему этот человек(?) не умер, а продолжает вещать? Принц почти не слушает, что тот несёт, улавливая лишь булькающие и хлюпающие звуки, когда убитый слишком сильно задирает голову.
Но потом началось что-то совершенно немыслимое, и это уже было невозможно игнорировать. "Знакомый" присел у костра и засунул руку в огонь совершенно не поморщившись. Заг вспомнил как впервые случайно вступил в лаву - ощущения не из приятных, и в конце концов однажды он сгорел, неудачно запнувшись и улетев прямо во Флегетон.
— Нет, воды нет. Но недалеко есть река, - он всё же отвечает, всё также не сводя взгляда и пытаясь осознать, что произошло. А дальше происходит что-то совсем запредельное! Загрей слышит шепот теней. Он становится то громче, то тише. Так шепчет Лета забытые истории героев, так перешептываются души в нескончаемой очереди к отцовскому трону... Но откуда они здесь? Кому, кроме бога мёртвых, Мойры позволили обладать подобной силой, чтобы вытягивать теней из загробного мира? Ответ сидит перед огнём, забавляясь с ним так, как будто совсем недавно не мог сгореть заживо. Справедливости ради, обычное пламя и ему не причинит вреда. По крайне мере сразу. 
— Угадал, да. Я не человек, - Загрею совсем не нравится тьма, собирающаяся вокруг руки чудовища. Она вселяет весьма тревожные чувства и мысли. Сколько умерших перерождаются так не попав в Подземный мир? Сколько из них становятся тварями, которым самое место в вечном мраке Эребуса? — Хотя некоторые говорят, что я достаточно человечен. А вот хорошо это или плохо, - Заг усмехается, пожав плечами и в очередной раз глянув на ружьё.
Его кровь на четверть разбавлена человеческой. И такая же красная, но делает ли это его ближе к людям? Отец говорил, что он слишком добрый к теням, Ахиллес в свою очередь утверждал, что такая эмпатия и сочувствие к смертным только на пользу богу. Сам принц считает себя... справедливым. Он воссоединил Орфея с Эвридикой, потому что считал его наказание крайне несправедливым, затем изменил Пакт запрещающий Ахиллу бывать в Элизиуме. Но он не трогал приговор Сизифа. Тень царя Коринфа был удивительно добр к нему и, возможно, действительно пересмотрел свои прижизненные взгляды, но это не искупало его преступления. 
— Знаешь, я сейчас понял, что так и спросил как тебя зовут. Не слишком дружелюбно, не так ли, - неловко смеётся и чешет затылок, покосившись на рану. Такой странный мир живых. Мёртвые чудовища на поверхности, дружелюбие без добрых намерений. Аластор как-то странно на него косится и вопрос только в том, кто первым нападет.
— Не принимай на свой счёт, ты кажешься неплохим парнем, - Загрей медленно кладет ружьё на землю. Сердце забилось с такой силой, будто он в смертельной опасности. Хотя почему "будто". — Возможно так и было когда-то, когда ты был ещё, ну, жив...
Он не успевает договорить - всё происходит очень быстро. Что-то чёрное метнулось к нему, Загрей не очень ловко уворачивается и наступает на тлеющие угли. Пылающие стопы почти ничего не чувствуют, но всё равно неприятно. Следующая атака пронеслась опасно близко к глазу. Скулу резанула острая боль. Заг шипит, но не отступает. Будь Ал поопытнее, то всё было бы гораздо сложнее. Загрей метко швыряет кровокамень, на считанные секунды парализуя цель. Варата появляется в руке, он чувствует её нетерпение. Адское оружие жадно до крови, неважно чьей: богов, проклятых, чудовищ или ещё кого.
Принц уверенным движение вспарывает живот, кровь льётся рекой прямо в огонь. Угли шипят, а округу заполняет вполне аппетитный запах. Аластор хватается за собственное брюхо, пытаясь удержать кишки внутри, и больше не нападает. Да и что он может сделать против оружия, тысячелетия назад покончившее с самыми страшными чудовищами этого мира?
— Именем Принца Подземного мира, Аластор, тебе не место в мире живых, отправляйся в вечный мрак Эребуса, - вторым ударом копья Загрей пробивает грудную клетку. Чёрная жижа сочится прямо из земли и бурлит, оплетает ноги, неумолимо ползет вверх по телу, пока не поглотила Аластора полностью. Последнее, что видит Заг - полный ярости взгляд.

 [indent] Выбираясь на поверхность почти десятилетие назад он не думал, что в итоге всё придёт к подобному исходу. Но Мойры, как всегда, приготовили ему сюрприз, не очень хороший и лучше бы ограничились нектаром, но от них не дождешься. Хорошо, что он спросил имя, отец наверняка знаете, где тот будет заперт. Загрей в растерянности задирает голову к небу. Самое время подумать о том как поступить теперь.
Ноги несут его к реке. Хороший момент, чтобы вернуться. Если где и хранятся самые страшные тайны и ответы человечества, то наверняка внизу. Миллиарды душ, каждая взвешена и проанализирована, и каждой воздастся по деяниям. Пока он медленно опускается на дно и ещё способен думать - мысли так или иначе крутятся вокруг Аластора. Он изгнал его к чудовищам, но будет ли он на цепи заперт в камере или обречён вечно скитаться по лабиринту в абсолютной тьме, чтобы в итоге встретить свою окончательную смерть во чреве Эреба - неизвестно.
Вода неумолимо выдавливает последний воздух из лёгких. В глазах темнеет и он больше не способен ни о чём думать. По крайней мере тут нет никакой живности, способной разорвать его на части, это кошмарная болезненная смерть. Прежде чем свет померк окончательно, Загрей чувствует знакомый холод красных вод Стикс.

Подпись автора

http://i.yapx.ru/TALMD.png http://i.yapx.ru/TALL7.png http://i.yapx.ru/TALMB.png

+2

6

- О, река это хорошо, - задумчиво кивает, прикидывая, удастся ли до нее добраться. Скорее всего, нет. Почему? Ощущение чужого изучающего взгляда слишком хорошо знакомо. Так его бы рассматривал коп или судья, думая, какой приговор вынести - смертный сейчас или смертный чуть попозже. Может, пускай в тюрьме отсидит лет восемьдесят? Или все же сбежит, и лучше очистить мир поскорее?
- Нечеловечный человек и человечный не человек. Какая ирония, - искренне улыбнулся. Ему действительно весело: пьянит ли сила, либо он все же сошел с ума, либо это просто такой вот вечерок удачный.
- И правда, не особо, - хихикнул. Где-то читал, что называть свое имя нелюдям - очень плохая идея. Лучше использовать псевдонимы. Ей-богу, если и эта детская присказка окажется правдой, он лично перепишет все учебники мира! В них все равно ничего полезного. А вот сказочки, которые ему читала мать перед сном, внезапно принесли куда более прикладные знания.
И, конечно, его подставляют. Снова! А ведь хотел даже в какой-то момент искренне подружиться. Ну, насколько искренне умеет дружить поехавший головой психопат. Есть просто психопаты, а этот - психопат в кубе. Впрочем, иногда говорят, что далеко не факт, будто психопаты больные. Возможно, именно они - самые здоровые. Как там Юнг утверждал? На Земле нет здоровых от слова совсем? Может быть, как раз такие, как Ал, и являются лучшими представителями человечества? Временами ему приходила эта забавная мысль, но ее тут же прерывал внутренний критик: мол, так и до геноцида недалеко.
Полное разочарование настигает, когда ему вспарывают брюхо. Пытался как-то защищаться, чтобы обездвижить противника и донести одну светлую мысль. Ты, мол, поговори сначала, выясни точно, что к чему, а уж потом убивай. По крайней мере, бывший диктор обычно так и поступал. Никогда не убивал бездумно: мотив присутствовал всегда.
Одна из его прошлых жертв, например, имел обыкновение приставать к маленьким девочкам. Маленькие девочки очень расстраивались, их мамаши хватались за голову, а полиция все безуспешно рыскала в поисках приставателя по округе. Потому что приставал с последствиями. Так бы, может быть, отделался бы легким испугом. Мало кто захочет продолжать приставания, если ему, допустим, немного рубануть член топором. А если рубануть всего топором, то проблема решится в считанные минуты.
Вторая его жертва брал деньги и так с нищих. Третья убила своего мужа и жила на его деньги, притворяясь успешной вдовой. Ее любила вся округа! Какое горе потерять столь замечательную леди, так прекрасно разбирающуюся в ядах! Четвертая... Впрочем, не до списка. Ему бы не помереть второй раз, а то вон. Уже в глазах темнеет.
Тьма сковывает, баюкает, тени шепчут. Что-то советуют, молят, угрожают, смеются. Он хихикает в ответ, обсуждает с ними последние новости, делится сводкой погоды, рассказывает мировые чарты. Они поют. Они постоянно в унисон поют, а Аластор улыбается. Ибо "улыбайся в любой ситуации, дорогой, так люди ничего не смогут тебе сделать". Этот совет матери маленький Ал запомнил на всю жизнь. Люди и правда ничего не могут противопоставить равнодушной улыбке. А если ты отточишь навык выдавать сотни разных улыбок, то сможешь манипулировать окружением до конца дней. Как просто и сложно одновременно.
Демон просыпается на берегу моря. Ему кажется, что это море, потому что шумит вода, будто волны прибоя. Но нет, просто река. Открыв глаза, в первую очередь проверяет себя на наличие повреждений. Надо же: ни одного. Зато руки в шерсти и такого забавного розово-красного оттенка. Тут темно, но Ал прекрасно видит в темноте, как оказалось. Покрутившись, осматривает себя бегло: шерсть есть не везде, но вот хвостик его немного смущает. Почему именно олений?! Машет им недовольно, спохватившись, смотрит вниз. Фух. Хотя бы ноги есть, не копыта. Правда, он голый...
Задумавшись, Ал пытается повторить то, что удалось ему на поверхности. О, он все прекрасно помнит! Лицо нового знакомого прям врезалось в сетчатку, заставляя снова улыбаться в предвкушении.
Но пока нужно одеться. Негоже джентльмену бродить голым по пустошам. Вокруг действительно пока что никого, хотя вдали слышится гул и рычание. Демон - а как еще ему себя называть? - пробует представить одежду, подходящую по цвету к его коже. Получается что-то вроде сюртука или удлиненного пиджака. В руке внезапно появляется микрофон, который косит на него глазом и спрашивает:
- Долго ты тут торчать собрался, дорогуша?
Ал, присвистнув, громко хохочет. Вот так его внутренний голос, значит, выглядит? То, что это именно его шиза ожила, можно не сомневаться. Соответствующая мысль только что пронеслась в светлой голове демона.
Внезапно сбоку раздается рычание. Кажется, его смех кому-то не понравился. Что ж, придется поучить здешних обитателей хорошим манерам. Не факт, что его не убьют в третий раз, но попытаться то стоит, верно?

Где-то через... черт знает сколько и очень много чудовищ и брождений по каким-то непонятным закоулкам (его даже попытались утащить с собой, но оказался немножко против, поэтому пришлось заново создавать себе одежду и искать, где подлечиться - как оказалось, регенерация довольно быстрая), ибо время тут идет совершенно иначе, Ал бредет вдоль берега, используя микрофон, как прогулочную трость. Он насвистывает себе под нос, разглядывая бесконечную на первый взгляд реку. Демон немного прихрамывает: регенерация регенерацией, но он не все же сразу.
Замечает какую-то фигуру, присматривается. И, заулыбавшись, машет фигуре рукой приветственно.

- Это такой способ знакомиться? - весело спрашивает демон-олень, прищурившись и глядя на старого знакомого.

Подпись автора

https://i.ibb.co/P4vrtCy/1.gif https://i.ibb.co/JpPmVK4/2.gif https://i.ibb.co/RPDTkg3/3.gif

+2

7

[indent] Первый вдох обжигает лёгкие. Загрей  выныривает из кроваво-красных вод, на мгновение замирая и приходя в себя, и поднимается по ступеням. Гипнос парит в воздухе, лениво отмечая умерших, длинная очередь теней к отцовскому трону и сам отец за рабочим столом. В Доме всё как всегда. 
— С возвращением, мой мальчик. Надеюсь, ты не сильно промок? - приветствует сына Владыка Аид стоило тому подойти ближе.  Принц наклоняет голову, оценивающе разглядывая отца. Он выглядит спокойным, но Заг слишком хорошо разбирается в пятидесяти оттенках его недовольства. 
— Не больше обычного. Спасибо, что спросил, отец, — осторожно отвечает и не уходит. Аид не заставляет его долго ждать.
— С каких пор ты стал разбираться в распределении душ? Мне казалось, тебе с незапамятных времён опостылела, как ты сам выразился, бумажная волокита, — Владыка берет в руки свиток, демонстративно медленно его разворачивая. Загрей невольно усмехается, надо же, отец готовился к этому разговору.
— О, ну, знаешь, это были вынужденные обстоятельства. Предчувствие, если хочешь. Да и потом, отец... - Заг хмурится, припоминая последние полчаса своей жизни на поверхности, — Я не ожидал перерождения наверху. Не думал, что такое в принципе возможно!
Владыка молчит, изучая свиток, а потом переводит оценивающий взгляд на сына. Ничего нового, он всегда сомневался в правильности его решений.
— Это был... разумный поступок, — Заг невольно повел бровью. Даже спустя тысячелетия ему всё ещё непривычно слышать похвалу от родителя. 
— Честно сказать, я не был до конца уверен, что получится. И надеялся, что в случае чего Варата поглотит душу. Или то, что от неё осталось, — он приглаживает челку, отводит взгляд в сторону, но уже через секунду вновь возвращает на отца. — Так значит теперь он заперт в Эребусе?
— Не совсем так, мой мальчик, — Аид хмурится сильнее и это несколько тревожно, — Демон действительно там. Но не в камере, а скитается по лабиринту, поглощая души других проклятых. 
— Оу... - прокол настолько очевидный, что Загрей не находит, что сказать. Оправдание, что он впервые кого-то изгонял крутиться в голове, но так и не срывается с языка. — Так значит мне надо отправиться туда, найти Аластора и?..

[indent] — Технически, я пригласил тебя в гости, — он обводит свободной рукой тёмный коридор. Лабиринт отличается от залов Испытаний. Здесь нет ни факелов, ни древних подсвеченных символов, по крайней мере в кромешной тьме их невозможно разглядеть наверняка. Загрей наклоняет голову так, чтобы рассматривать чудовище правым глазом. "Отцовский" видит в этой темноте также хорошо, как и при свете, в то время как "материнский" едва улавливает силуэт демона. — Но знаешь что... - Стигий появляется в руке, но практически сразу исчезает. Заг делает шаг на встречу и близоруко щурясь наклоняется вперёд.  — Это что хвост? - рука так и тянется пощупать, хотя умом молодой бог понимает насколько это рисковое действие. Но подергать всё равно хочется. — Мягкий. Знаешь это даже забавно. Кажется, такие у оленей,- Загрей треплет короткий хвост и совершенно не думает, что прямо сейчас его могут отправить домой по реке каким-нибудь весьма неприятным способом. — У тебя ещё и рога есть, — принц выпрямляется, обращая внимание ещё и на них. — У Артемиды тоже есть, но... побольше. Более впечатляющие, что ли. Оно и понятно, она богиня охоты и всё такое, — Аластор так и стоял, замерев на месте. От наглости ли соперника или от чего ещё - наверняка знает только сам Ал. Заг рассеянно трогал рог и как будто бы забыл зачем пришёл. Со стороны даже могло показаться, что давние друзья просто остановились поболтать. А напряжение только нарастало, разве что искры не летели во все стороны. Повисшую тишину можно было схватить руками. В какой-то момент принц осознаёт, что вокруг никого нет. Проклятые поменьше сгинули в глубинах лабиринта.
— Так ладно, — тряхнул головой сбрасывая наваждение, он спустился сюда не языком чесать и хвосты дёргать. — Побродил по коридорам и хватит, провожу тебя в твой зал, — стигийский меч ловит на своё лезвие безумную улыбку чудовища. Загрей отпрыгивает назад и тут же делает выпад вперёд. Стигий должен был разрубить демона пополам, но тот успевает ускользнуть. Клинок со свистом рассекает воздух. Следующий выпад также проходит мимо цели. Удар, удар, замах, выпад, ещё удар. Стигий высекает искры из камня, но цели так и не достигает. Загрей крепче сжимает челюсти, за спиной слышится едкий смех и радиопомехи. Бог выпрямляется, вглядываясь в темноту. Что-то движется во мраке, белый шум нарастает.
— Хватит прятаться. Всё равно достану.
[indent] Загрей скорее чувствует атаку, чем видит её. Тьма, не менее опасная, чем его меч. Принц успевает отскочить, прежде чем она проткнула его грудь. Да уж, демон действительно поднаторел в управлении своими силами. Над головой просвистело нечто красное. Заг резко разворачивается, выставляя клинок вперед. Металл лязгает о металл, клинок с противным скрежетом скользит по стойке. Аластор, или какая-то его часть теперь существующая отдельно, смеётся. Это отвлекает. Принц перемещается ему за спину как раз  в тот момент, когда темная материя едва не поглотила его с головой.
— Хитрая тварь, — Загрей скрипнул зубами, проскальзывая по полу и бьёт наотмашь. Кровь зашипела на зачарованном лезвии. Стигий посылает по телу импульс, почувствовав вкус добычи.

Е͖̱͖̯̞̩̬͔̖̓͆̌̓ͅщ͖̗͈̠̙̳͕͇̩͎͗͑͋̅̄̃́ё̖̖̬̣̪̈̓̄̎̎̓̑.̟͇͈͈͌̉̃̆̈́̍̋̀͋ Ӯ̣̣̩̝͕̭̦͗̊̊͐̈́́б̪̣̞͙̄͂̈̎͛̏̍͊̀́̇ѐ̯̱̩̰̠̯̲͕̉́̍й͎̗̬͍̭̮͔̳̫̝̰̎̉͐̉͐̒ͅ.̘̲͍̠̜̬͎̦̃̊̉͑̑̊̌̎̚ Д̘͔̖̗͎̾̈́̀̉̅̇̆̚а̬̲̝̱̜͚̟͙̫̾̄́͋̄̍̾͛́ͅй̫͓͕̟͉̩̏̆̓̋̎͛̒̀ͅ е̩̤͎̗̝͖͍̰̪̟̤̅͗̽͐̆̅̏̍̈͌ͅг͕͔̭̉͗͆̉͐̄͊̚ͅо͈̫̥͎̙̠͙̫̯͖̪͍̑̎̓̓ м̰͇̱̙̳̙͉̟͐̈́̄͋̆̏́̎̂̅̒͒н̫͉̪̮̬̬͍͖̪̣̒̾́̉̿̌е͎̝̭̱͆̿͑̀.͉̗̥̯̯͚̆͋͐̓̀̏̿́̇̚̚

Древние символы вспыхнули, на мгновение освещая пространство. Демон пятится во тьму, зажимая ладонью плечо. Заг короткими рывками, уворачиваясь от атакующих теней, стремительно приближается к цели. 
Он совсем близко, Стигий дрожит в предвкушении. Ногу пронзает острая боль - в запале битвы не уследил за одной из теней чудовища. Принц теряет преимущество в скорости, едва не поскальзывается на собственной крови. Но это уже не имеет значения - он на расстоянии удара. Клинок вспыхивает красным, разрезая плоть. Две половины тела Аластора рассыпаются стаей кровавых бабочек, так и не долетев до пола.

***

[indent] Следующая встреча с Аластором произошла... весьма неожиданно. Загрей  подписывает Пакт о наказании, даже не поинтересовавшись что за пункты там были отмечены. Самоуверенность это или, что вероятнее, попытка принести в побег элемент неожиданности - не так уж и важно. Важен лишь результат.
С ним, как всегда, его верный спутник - Стигий. Меч, который он собрал из осколков, с ним он впервые победил отца и вышел на поверхность. С ним же, в конце концов, решил проблему!
 "Интересно, чем занимаются чудовища в личных камерах?"
Такой простой, казалось бы, вопрос: промелькнул в голове и тут же вылетел, но именно он заставил Загрея остановиться. Бык Миноса выступает на собственной арене, а также вместе с Тесеем преграждает путь в Храм. Но что он делал в Эребусе, до того как царь Афин попросил Владыку о милости к Астерию. Блуждал ли он по тёмным коридорам, как при жизни или был заперт в камере?
Принц переводит взгляд с костяного плота, готового унести его к следующему островку Асфоделя, к пылающему порталу в Эребус. Испытание, удвоенная награда или горькая луковица и едкий отцовский комментарий. Поколебавшись, он все же вступает в портал.

[indent] На первый взгляд зал кажется пустым. Синие факелы, древние символы на стенах, полу, даже потолке. Загрей не удивится, если они защитные. И защищают даже не обитателей других регионов от чудовищ, а чудовищ от хозяина этих мест. Принц осторожно ступает, заглядывая за колонны, пока не натыкается взглядом на знакомую безумно-дружелюбную улыбку. Демон выглядит точь-в-точь как в их последнюю встречу. Рога, красный сюртук, внутренний голос на палке.
— Такие у нас правила, — Заг лишь разводит руками, мол, что он может поделать. В правую руку ложиться уже знакомый Аластору меч.

Отредактировано Zagreus (28-12-2021 13:37:14)

Подпись автора

http://i.yapx.ru/TALMD.png http://i.yapx.ru/TALL7.png http://i.yapx.ru/TALMB.png

+2

8

- Ой, это так мило, - широченный зашкаливающий дружелюбием оскал - готовый ответ на приглашение в гости. Демонов, как известно, только позови... Голос звучит так, будто барахлит старенький радиоприемник. То нормально, даже приятно, а то вдруг как затрещит помехами.
А вот от столь наглого лапанья своего хвоста Ал на миг ошалевает. Глаза распахиваются ошарашенно, он удивленно смотрит на Загрея, а потом смущенно-возмущенно фыркает.
- Вам, молодым, лишь бы полапать, - ворчит. На слова о рогах дергается вперед и щелкает зубами у кончика носа Загрея. А потом улыбается - эту улыбку можно было бы назвать даже милой, не напоминай она приветствие оголодавшей акулы. - Забодаю, затопчу! Богиня охоты? - переключается моментально на то, что ему сейчас наиболее интересно. - Если правда то, что пишут в книжках, умнейшая из женщин... - вздыхает. У Аластора свой взгляд на многие вещи. В том числе и на взаимоотношения. Вздох получается восторженный - наверное, впервые от этого существа можно было услышать подобное. При жизни то хоть и раздавал комплименты, но чтобы так искренне восхищаться? Увольте. Все вокруг - лишь тупые мешки с костями.
- Фу, какой негостеприимный вьюноша! - писклявый голосок раздается в то же мгновение, как маленькая вуду-куколка садится Загрею на нос и щелкает его по лбу. На лице у куклы нарисована улыбочка - словно издевательство. Ал быстро навострился баловаться с темными духами. Также быстро он учел, что духи обожают веселиться. И чем не повод повеселиться, будучи маленькой забавной куколкой, несущей смерть?
Однако, кое-чего демон не учитывает. Не до конца еще научился, не все успел усвоить, за что поплатился рваной раной на плече. Чертов клинок распарывает даже защитный кокон из тьмы. Эх, слабовато еще, очень слабовато, нужно подкопить больше...
***
Аластору откровенно скучно. Он развлекается появлениями Хаоса, разговорами с ним, и с другими заключенными тут тварями. Забавные чертята во всех смыслах этого слова. Еще у него уйма времени выучивать новые трюки, оттачивать силы и остроумие в словесных баталиях с Хаосом. Наверное, любой другой бы рехнулся от бесконечного и бессмысленного заточения в месте, откуда, по идее, невозможно выбраться. Но Ал улыбается и смеется. Хохот доносится из камеры, чем раздражает других заключенных. И одновременно заставляет идти с ним на контакт. А уж договариваться эта тварь умеет на все тысячу процентов.
***
Когда Загрей приходит в следующий раз, Аластор машет ему рукой. Мол, давно не виделись.
- Хоть бы чаю принес, что ли, - ухмыляется. Почти сразу в Загрея врезается темная оленья туша. Сотканные из тьмы мертвые останки, а весят как целый хладный труп. Просто метод отвлечения, дабы одна маленькая вредная тварь вцепилась в ногу принца и в одно из мгновений боя воткнула туда еще более маленькую иголку... Ох, уж эти мелкие вредные духи хаоса! Все бы им во что-то воткнуть и вонзиться!
Аластор тем временем ответственно изображает из себя воина: микрофон отбивает удары наравне с мечом, щитом ему служит темный кокон, создаваемые проекции мельтешат перед глазами, кидаясь под руки и под ноги, сбивая с толку сознание. Если удается коснуться тела принца в какой-либо точке, то демон не брезгует и фокусами как телекинеза, так и телепатии. В ход идет и пол зала, и все окружение: он развлекается так, словно от этого зависит сама жизнь.
- Вы - достойный противник, Вашество, - в какой-то момент, он - уже изрядно поцарапанный (не признавать же, что принца отлично обучили и что чертов меч пробивает местами сложные щиты, достав до костей?) - Ал шаркает ножкой, кланяясь подобно придворному. Однако, в голосе нет той привычной доли насмешки. что обычно сопутствует демону. И правда, признает чужие способности. Нужно уметь проигрывать.
В момент, когда его шея, кажется, уже вот-вот окажется под ударом, мелкая подосланная в начале боя теневая мразь - поди разгляди во тьме зала, что к твоей тени присосалась еще одна, - вонзает иголку тьмы.
Аластор поднимает глаза, встречаясь глазами с принцем.
- Мы можем продолжать это вечно, Загрей. Только хочешь ли ты этого? Не проще ли действительно найти выгоду и обоюдно договориться? - тьма тем временем уже вовсю действует. Одна рука демона заведена за спину - словно не закончен жест полупоклона. Вот только в этой руке как раз таки куколка. Которую, впрочем, бросают к ногам принца.
- Минуты через три почувствуешь, хотя Стигий, кажется, держать уже довольно тяжело, верно? - участливо склонил голову. Куколка испарилась, слившись с тенями. - Мы можем убивать друг друга вечно и не убьем. Хотя покоцал ты меня знатно, - он улыбается, страшно довольный, но тут же шипит, потянувшись к плечу. Там от резкого движения заныла одна из ран. Регенерация то регенерацией, плюс здесь сила мрака велика, вот только не все ж и сразу.

Подпись автора

https://i.ibb.co/P4vrtCy/1.gif https://i.ibb.co/JpPmVK4/2.gif https://i.ibb.co/RPDTkg3/3.gif

+1

9

[indent] Сука. 
Наглая мразь смеет предлагать какие-то договоры. Словно забыл, что он здесь заключённый, а не делец на отдыхе. Потусторонняя тварь из недр тьмы, где не властвует даже Никта.
Но, к сожалению, об одном он точно не врёт. Загрей чувствуется как слабеет, вокруг хихикают мелкие твари. Одна из них спрыгнула с его плеча прямо на эфес и тут же был пожрана мечом. Демон широченно улыбается, крепко сжимая стойку микрофона и выжидает. Явно не того, что противник согласиться на его предложение. Принц криво усмехается, глядя прямо в глаза Аластору. Ничего, у него тоже есть... мышь в рукаве. Как бы смешно не звучало при полном отсутствии рукавов как таковых.
— О, ну знаешь, это моё любимое занятие. Биться с кем-нибудь до последнего целую вечность, - ещё рывок вперёд и они сталкиваются нос к носу. Пока Аластор не осознал, что происходит, Заг хватает Морта, едва слышно шепнув "Тан~". 
Пульс стучит в ушах. Раз. Два. Тр... Зал заливает зелёный мертвенный свет. Танатос появляется за его спиной, а следом под ногами вспыхивает печать. Аластор в то же мгновение понимает, что происходит. Мелкие тени с визгом бросились в рассыпную. Демон пытается выскочить из круга, Заг бьёт в стиле "лишь бы попасть". Стигий вгрызается в ногу чудовища, задерживая его на считанные секунды. Загрей уже думает, что ничего не выйдет и тварь вырвется из ловушки, но Фортуна решила быть на его стороне. Печать вспыхивает, развоплощая не успевших разбежаться куколок и самого демона. Следом пропали и спрятавшиеся по углам тени. Перед Загреем появляется горькая луковица и слышится хмыканье отца.
— Ты плохо выглядишь, - едва слышно и как подобающе замогильно замечает Тан. Удивительно, что он не исчез сразу как закончилась схватка.
— Есть такое, - опираясь на меч выдавливает принц. Перед глазами плывёт, но он различает движение Танатоса.  Тот опускается ниже, хватая его за плечо и распрямляя. Заг хочет спросить, что он делает, когда почувствовал приток сил. Сердце кентавра вдавленное в грудь подарило облегчение, но это лишь отсрочка.
— Не смей умирать, - Танатос исчезает. Заг едва заметно улыбается. Несмотря на всю внешнюю холодность и безразличие, Смерть заботиться о нём.
— Спасибо~, - произносит уже в пустоту. Нужно спешить, сколько ещё он продержится, прежде чем проклятая слабость вернётся?

[indent] Всё вернулось спустя пару залов. Заг вылавливает в колодце Харона живительную эссенцию, впервые за долгое время берёт дар от Диониса. Тратит на него все неповиновения судьбе, но получает вожделенный "крепкий напиток". На границе Тартара покупает ещё одно сердце и бросается в бой. Кажется, что эринии ещё более жестоки, чем обычно. Тисифона то и дело напускает тьму, Алекто безумно ("Почти как Аластор", - отрешённо замечает Загрей.) хохочет, то и дело запуская ножи, Мегера, не жалея сил и пикируя на него, атаковала. Мертвые, которых без конца призывала старшая из фурий, заполонили зал. От полученных ран слабость вернулась, Заг не понимает какая из стражей главная, нападая то на одну, то на другую. Перед глазами уже не было ничего, кроме красного марева и меч казался неподъёмным, когда ему удается нанести решающий удар. Он на чистом упрямстве, истекая кровью, добирается до перехода между этажами и, как жаждущий в пустыне, припадает к фонтану. Прохладная вода заживляет раны, наполняет тело и дух силами, но самое главное - снимает проклятие демона. Загрей поднимается и наконец свободно вдыхает. Благословение хоть и излечило израненное тело, но не избавило от тяжёлых мыслей.
Что  это было? Как он смог это провернуть? Почему чудовище без году неделю в принципе способен на подобные трюки?
[indent] Но была ещё одна мысль... Нет, скорее ощущение на границе сознания, которое Принц Подземного Царства ещё не готов признать.
[indent] В глубине души ему понравилось
[indent] Новый противник, которого не так просто одолеть, привнёс изрядную долю азарта в его будни.

Подпись автора

http://i.yapx.ru/TALMD.png http://i.yapx.ru/TALL7.png http://i.yapx.ru/TALMB.png

+1

10

[indent]- Кхм... Не хотелось бы отвлекать ваше царское величество от раздумий... - хмыканье и веселый голос демона разрывает тишину одного из следующих залов. Зал пустынен, хотя предназначался для товаров Харона. Впрочем, сами товары тут остались, вот только продавца нет. Аластор, сидевший мгновение назад на обломке одной из колонн, оказывается позади Загрея. Все происходит за доли секунды: легкое касание до затылка кончиком пальца. И вот широченная улыбающаяся рожа смотрит на него уже с одного из постаментов, предназначенных для товаров.
[indent]- Это было красиво, Заг! - по голосу слышно, он искренне восхищен. И даже возбужден: аж подпрыгивает, крутит микрофон туда сюда. Тот внимательным глазом недовольно наблюдает за Загреем. - Кстати, кто та милая леди, что так шикарно смеется? - как бы между прочим уточняет Ал. Считал воспоминания одним касанием - все проще, чем выспрашивать, как долго он отсутствовал. Спасибо той душе одной из ведьм - мощный дар телепатии перешел к нему быстро и безболезненно. Для него безболезненно.
[indent]- Твоему другу благодарность, бьет великолепно! Ух, - его аж передернуло то ли от воспоминаний, то ли от нахлынувшей волны радостного возбуждения. Вот! Вот достойный противник! Наконец-то! - Да и вы, принц, очень неплохи, - добродушная - насколько это возможно при такой акульей ухмылке - улыбка играет на лице. Не атакует - сидит. Развалился, играется с шаром, в котором заключен дар Афродиты. Когтистая лапа, - зачем утруждать себя человеческой формой в этом мире? - подхватывает шарик. Ал заглядывает в его глубины, словно пытаясь разглядеть что-то в клубящейся внутри дымке с печатью богини. - Какой занятный способ общения. Жаль, что односторонний. Впрочем, тебе же будет интересно не только послушать, да? - хихикнув, проводит рукой над шаром со словами "чтобы все посмотрели", перебрасывает Загрею настолько неожиданно, что либо тот на автомате поймает светящийся шарик, либо по траектории этот шарик свалится в магму и сгинет навек.
[indent]Внутри ждет проекция самой богини, надиктовывающей в своих покоях данное сообщение. Вид...завораживающий. Даже равнодушный в целом к этому аспекту жизни демон вполне себе оценил.
[indent]- Слушай, ты же не сильно торопишься? Подраться всегда успеем, если захочешь. Как видишь, все равно ж вернусь, - оскал стал шире, но почти сразу сменился на грустную - лишь с тенью улыбки - мордашку. Как он умудрялся выглядеть одновременно и мило (хвостики на ушах и олений на попе помогали?), и жутковато - оставалось загадкой. - А поболтать тут особо не с кем, все разбегаются. Тот забавный камушек так красиво рассыпался, когда я его уничтожил. Смотри, что осталось на память! - хвастливо выудил из кармана пиджака кристаллик. - Совершенно бесполезная штука, всего лишь лучи, - легкое ворчание, убрал обратно. Встрепенулся, словно вспомнив, что вообще-то он тут не один.
[indent]Посмотрел внимательно, похлопал по постаменту рядом. Мол, садись, поболтаем?
- В общем, у вас тут дико скучно. И из всех встреченных мной существ ты один оказался с хоть каким-то признаком жизни. Куда ты так стремишься? Да давай, Заг, потом подеремся, да и устал я с тобой махаться, - подначил зевком и улыбкой. На удивление, на этой фразе с демона  будто бы слетела вся шелуха дурашливости и легкого безумия. Голос спокойный, очень взрослый, мягкий приятный баритон. Таким дикторы обворожительно рассказывают новости, а не рассуждают о том, что в Тартаре более адекватный собеседник.
[indent]- Хотя, если ты приготовил что-то интересное, то давай, но чуть позже, ладно? Обещаю даже без теней на этот раз, - снова широкая обворожительная улыбка. Закинул ногу на ногу. Он умудрялся сидеть на неудобном постаменте примерно также, как сидит глава мафии на своем стуле в окружении подчиненных. Или король среди подданых. Вот уж чего, а гонору кое-кому рогатому было не занимать.
[indent]- У вас тут, кстати, крайне любопытно сделаны залы. Сатиры показали мне пару выходов на поверхность, но мне пока тут нравится, - как бы между прочим кинул, начав играться уже со вторым оставленным даром. Тот, судя по красноватому свечению, был от Ареса.

Отредактировано Alastor (09-05-2022 16:39:19)

Подпись автора

https://i.ibb.co/P4vrtCy/1.gif https://i.ibb.co/JpPmVK4/2.gif https://i.ibb.co/RPDTkg3/3.gif

+1

11

[indent] Какого...
[indent] Загрей прищуривает глаза, глядя на демона с явным отвращением. Гонор и дешёвые понты раздражали его ещё с того момента как встретился с Тесеем. Но ещё больше злит то, что за него принимают решения. Пусть даже такие незначительные как брать дары или оставить. Нет, он периодично принимает их, общаясь с родней и поддерживая договоренности (Отец удивлён, что олимпийцы ещё придерживаются их.), но в первой попавшейся купели очищения смывает их. С развитием собственных способностей выносить их стало не то чтобы тяжело... Их слияние давало порой страшные плоды. Так, в первую очередь, Заг отказался  от активных даров Ареса. Сейчас глядя на сферу в руках Аластора, Принц Ада вспомнил ту безграничную ярость, что его захлестнула. Тогда он пронёсся разрушительным вихрем по Тартару, но самый смак ожидал в конце. Фуриям сильно досталось. Почувствовав кровь на руках, бога как будто перемкнуло. Хотелось пролить всю кровь не только "главной" эринии, всех троих, искупаться в ней, выпотрошить стражей границы. Осторожность и аккуратность отошли на второй план, он не замечал собственных ран, содранной плетью кожи, одержимый желанием убить тех немногих живых в мертвом мире. Кажется, Мегера даже пыталась оттащить его от сестры и позднее в Доме жёстко стребовала ответов о произошедшем. 
[indent] Но не это больше всего волнует Загрея. Что Аластор делает в Асфоделе? Он должен быть заточен в Эребусе, без какой-либо возможности выбраться из своей тюрьмы, но никак не свободно шляться по этажам и тем более приближаться к поверхности. В этом свете отходит на второй план и то, что демон очень быстро воскрес. Владыка Аид специально отправил сына исправить оплошность и точно бы не передумал, и выпустил тварь. Кровь и тьма, что происходит?!
— Знаешь, всё довольно просто. Ты мне не нравишься, — дар Владыки Ареса укатился в лаву, но Загрею все равно. — Более того, ты меня искренне бесишь.
[indent] Заг не призывает меч и не создаёт кровокамня, а наоборот очень по-человечески даёт пинка, как заправский задира. Вышло забавно. Аластор не ожидавший такого кубарем укатился вслед за божественной сферой. Магма зашипела, тело демона начало засасывать на дно. Но это его кажется вовсе не расстроило. Пока огненные воды не накрыли чудовище полностью по округе разносился дикий хохот. Воды Флегетона ведут прямо к Тартару, может быть кости вынесет подальше от "дороги" на поверхность, а там может тварь попадет под кнут и всё наконец встанет на места. Мирные тени пребывают в покое подземного мира, Заг бегает туда и обратно, а грешники получают по заслугам.
— Захотел он толпу живых в Царстве мертвых, хаха.

[indent] И всё же Загрею интересно. После произошедшего он делал ещё несколько забегов, но демон не появлялся. То ли просто отвязался от него, то ли покинул мир мёртвых через провонявшие всем, чем только можно тоннели сатиров. Осторожный вопрос отцу тоже не дал ответа: "Сбегаешь отсюда только ты, мальчик". Зато Властелин Хаос почувствовав тревоги бога крови дал любопытный ответ. И это так вязалось с теми верованиями, ныне царившими на поверхности, что Загрей удивился как он сам не додумался до этого. Трудно удерживать здесь того, кому этот потусторонний мир при жизни был чужд. Тогда где прячется Аластор? Заг несколько раз заглядывал в Эребус, но никого не нашёл. Если никто не покидал Подземное Царство, то дело принимает интересный оборот.
[indent] — С чего тебя вдруг волнует его судьба? - однажды за бокалом вина спрашивает Загрея Мегера. Последнее время Принц Ада сталкивается на границе только со старшей эринией, иногда, подчиняясь условию Пакта, к ней присоединяется Тисифона. Это наводило на мысли.
— Меня волнует, что он может спокойно разгуливать по регионам. У нас не только находят посмертный покой смертные, но и хранятся опасные артефакты, — принц серьёзно смотрит на фурию, но Мэг лишь хмыкает в ответ. — Сестры твоей любимой не вижу. Появилось более интересное занятие, чем оскорблять меня? - Загрей смешливо фыркает и отставляет кубок на столик.
— У некоторых из нас есть более ответственная работа, чем разрушать колонны.
Заг искренне смеётся, легко касается руки девушки на прощание и убегает из гостиной. У него есть ещё некоторые дела в Доме, надо попрощаться с матерью перед её отбытием на Олимп. А потом со всей страстью броситься бежать проверять все закоулки мира мёртвых, проредить популяцию сатиров. И может быть наткнуться на что-то неожиданное.

Отредактировано Zagreus (10-06-2022 01:40:50)

Подпись автора

http://i.yapx.ru/TALMD.png http://i.yapx.ru/TALL7.png http://i.yapx.ru/TALMB.png

+1

12

[indent]Давненько он не видывал принца Загрея после той замечательной шутки. Лава - это, конечно, потрясающе больно, но боль в последнее время демона только раззадоривала. Давала силы двигаться вперед.
[indent]Он и при жизни то не был особо чувствителен к эмоциональным и физическим аспектам, а после смерти и такого количества поглощения даров, стал и вовсе практически невосприимчив к понятию "больно". Лава, кнуты фурий (ух, кнут одной из них до сих пор навевал приятные воспоминания) да разве что тот забавный ножичек в руках паренька - вот и все, что пока что наносило хоть сколько-нибудь ощутимый урон. И этот урон - это наслаждение на грани смерти радовало бесконечно.
[indent]Пока ты чувствуешь - ты жив. Даже если тебе эти чувства неприятны. Особенно, если неприятны. Тогда появляются силы бороться и куда-то стремиться.
[indent]Впрочем, сейчас он стремился только к одному. Отдать гранат одной милой барышне, пока та окончательно не вызверилась. И не пришлось доказывать, что он ходил именно за гранатом! А не за чем-то еще. К тому же, у нее можно много интересного узнать.
Допустим, где именно находится Дом принца. Наверное, тот не обрадуется, если, допустим...
[indent]- Просыпайся, соня! - широченная улыбка, перед лицом принца возникает...гранат. Если перевести взгляд чуть выше, возникнет и сияющий, как ботинки Тесея, Аластор. Когти держат фрукт, улыбка вполне себе дружелюбная. Вот только любого адекватного человека смутило бы то, что делает демон в комнате принца. На кровати принца.
[indent]Что-что. Правильно: сидит. С абсолютно невозмутимым видом. - Горазды вы спать, вашество, - ухмыляется, встает. Гранат остается лежать на груди парня. Захочет - возьмет, захочет - выкинет. Ал тем временем проходится по комнате, задумчиво останавливается перед зеркалом. - Красота! - жизнерадостно заявляет он. - Я смотрю Никта не бросила своих развлечений, - голос слегка рябит, словно сквозь помехи вырывается многовековая задумчивость. Словно там очень-очень много голосов. Но наваждение - наваждение ли? - через секунду буквально пропадает.
[indent]- А у тебя тут очень уютно, - хмыкнув, выносит вердикт. Говорит спокойно, вполне себе человеческим голосом, без каких-либо ужимок. Внезапно хлопает себя по голове: - Вот дурень, забыл! - из тьмы перед собой, стоило ему протянуть вперед руку... руку? Да, повернувшись от Зеркала, Ал принимает свой бывший человеческий облик. Вот только глаза остаются с вертикальными желтоватыми зрачками. Нет смысла накладывать иллюзию настолько полную. Тем временем в руке оказывается цветок, аромат которого тут же разносится по комнате.
- Думаю, запах из вашего сада наверху ты точно узнаешь, - губы трогает усмешка. - Можешь снова спихнуть меня в лаву, но не приняв этот подарок, обидишь ты вовсе не меня, - полуулыбка. Цветок, пролевитировав, белыми лепестками касается покрывала.
[indent]Демон же снова, будто бы забыв только что о приступе человечности, отвлекается на новую тему. Аж в ладоши хлопает: - Как ты меня здорово тогда! Кстати, если так хочешь позвать своих друзей, то бесполезно. Они меня не видят. Да, даже твоя названная мать, - и снова переключение в доли секунды. - Между прочим, если так сильно хочешь от меня избавиться, то лучше бы побыстрее указал путь именно в мой мир, а не в ваш, - серьезен. - Потому что - все это время ходит, рассматривает книжки, свитки, чашу, но ничего не касается.
[indent]- Потому что пока я в вашем мире, я становлюсь сильнее, - голова медленно повернулась на сто восемьдесят градусов, улыбнулась Загрею и вернулась в прежнее положение.
[indent]- Расскажу тебе историю, Заг. Жил когда-то мальчишка, - он присел на край стола. Казалось бы, просто смертный парнишка лет двадцати пяти беседует со своим другом. - Его приемная мать, хоть и очень его любила, не могла защитить его от гнева отчима. Однажды ее не стало, как не стало и отчима. А мальчишка выжил и долгие годы жалел, что это не он прибил гада, убившего по пьяни его названную мать. Боль, сожаления, вот это все - оно тоже имеет свойства умирать. Интересно, в ваш Тартар оно попадает? Мне говорили, есть множество Тартаров. Как думаешь?

Отредактировано Alastor (13-06-2022 19:19:34)

Подпись автора

https://i.ibb.co/P4vrtCy/1.gif https://i.ibb.co/JpPmVK4/2.gif https://i.ibb.co/RPDTkg3/3.gif

+1

13

[indent] Загрей спит, ему тепло и очень приятно. И сон очень хороший. Пусть он его вряд ли вспомнит как проснется, но приятное ощущение останется. С ним были Танатос и Мегера и они... м, взаимодействовали. Интересно, это его собственное подсознание намекает на плотские желания или шутка Гипноса? Инстинктивно сгребает плотное покрывало, зажимая его между ног и притираясь пахом. Дыхание учащается и... И в этот момент его грубо выдергивают из сновидения. Пульс стучит в висках, принц рыскает безумным взглядом, не сразу осознавая, что виновник его резкого пробуждения сидит на постели. Ещё лыбится во всю свою акулью пасть.
— Иди и прыгни в бездну, — сквозь зубы рычит Загрей вместо приветствия то ли совет как выбраться, то ли проклятие. Ещё и мысленно добавляет "ублюдок". Не то, чтобы он не хотел оскорблять Аластора, сейчас как раз таки очень хотелось "спустить на него всех собак", как говорят смертные. "А что, неплохая идея. Цербер наверняка проголодался". Скорее дело было в отце и в том, что тот абсолютно всё слышит в Доме. Не хватало ещё скандала по поводу его речи.
[indent] Приятная нега ушла, оставив после себя не лёгкое тянущее ощущение каким оно воспринималось во сне, а болезненное возбуждение. Накатило раздражение. Демон кладёт на него гранат и отходит. Плод крупнее тех, что растут во внутреннем дворе и в саду, даже запах другой, более насыщенный.  Через несколько долгих мгновений бог крови осознаёт что сказал Ал. Загрей встаёт с постели, оборачиваясь в покрывало. Забытый подарок с поверхности скатывается за кровать.
— Вон пошёл, — удивительно как спокойно он это произносит. Заг и не помнит, чтобы так сильно злился на кого-либо не только в последнее время, но и вообще. Даже когда узнал правду о матери не испытывал такого гнева на отца. — Не потерплю такого отношения к себе. Что за наглость, друзья не смеют заходить в спальню. Хочешь подраться - вперёд за пределы дома, а в Доме и саду чтоб духу твоего не было, — сжимает кулаки так, что побелели костяшки. Загрея сдерживает только то, что драки запрещены, иначе потасовки было бы не избежать. — Вон отсюда! - повторяет громче, и с неожиданностью понимает, что пространство вздрогнуло. Аластор меняется в лице. Это так странно видеть, как будто маска треснула, что-то проглянулось и спряталось обратно, но Загрею нет до этого дела. Демон исчезает.
— Тварь такая, — его колотит от плохо сдерживаемого гнева, чувствует как пульсирует венка на виске. Сейчас бы выйти наружу, охладиться.

[indent] Разрушения, что обрушились на Подземный мир  можно назвать колоссальными. Разрушенные колонны, сломанные ловушки, разбитый пол. И все вокруг залито чёрной жижей, заменяющей проклятым кровь. К Элизиуму злость поутихла, но в груди всё ещё клокочет. В зале с фонтаном к Загрею приходит отличная, как ему кажется, идея. Однажды в тоннелях сатиров он заметил пролом в стене. Сунулся туда и обнаружил сеть вырытых под храмом коридоров, заблудился там и потом ещё неделю отмокал от их грязи и вони в лаконике, одежду было проще сжечь, чем отстирать. Зато изрядно проредил популяцию козлов и крыс, потом ещё долго в храме Стикс было тихо. Почему бы не попробовать ещё раз? Главное снова не заблудиться, он не готов слушать ещё одну лекцию от отца с красочным описанием его умственных способностей.
[indent] Чем ближе к поверхности, тем сильнее Заг себя ощущает. Тесей, как всегда, громок и самодоволен, Астерий наоборот молчалив. Бой начинается яростно, стадион вздрагивает от их ударов, но исход всё равно одинаков. Чемпионы рассыпаются множеством искр. Мёртвые не способны удержать воплощение жизни в загробном мире.
[indent] Сколько бы раз он здесь не бывал, каждый раз глаза слезятся от едкого запаха. Давно пора принести из мира живых противогазы и облегчить себе участь. На Олимпе сатиры не воняют помоями и испражнениями, они распивают вина Диониса на пирах, волочатся за прекрасными нимфами и имеют мало общего с местными козлами. Здесь стены исписаны странными письменами, развешены внутренности, когти и зубы крыс, а иногда Загрей находит кувшины со свежей кровью и другими жидкостями неясного происхождения и назначения. Здесь сатиры скачут в ритуальных танцах, оскверняя залы храма Стикс и презирая Владыку. Но удивительно покорно поступают к нему на службу, стоит только умереть.
[indent] Заг находит "слабую" стену. Холодный воздух тянет сквозь щели в кирпичной кладке, посильнее толкни и обвалится. Отступает на шаг, Мальфон появляется на руках с огненной вспышкой. Сильный удар не только проделал огромный провал, но и едва не обрушил потолок. Заг смело прыгает в глубинные тоннели. Ноги заскользили по влажной глинистой земле, не удержав равновесие плюхается на зад и так доезжает до конца спуска. Мокро, холодно и неприятно, но он и не надеялся выйти чистым из этих ям.
[indent] Земляной коридор удивительно длинный и уводит, казалось, далеко от храма, но в итоге приводит к общине. Здесь в основном женщины, кто-то спит, кто-то кормит гигантских крыс, кто-то окунает иглы в яд, кто-то готовит нечто кошмарное пахнущее в котле. Принц не остаётся долго незамеченным. Начинается паника, большинство сатиров бросились бежать вглубь лабиринта, но двое решились атаковать незваного гостя. Самая большая опасность тут - яд, нигде не видно целебных фонтанчиков, а той воды, что Загрей набрал в катакомбах может не хватить. Крысы обступают полукругом, заставляя отпрыгнуть назад. Раньше это было серьезной проблемой, твари загоняли в угол, сильно кусались и истекали ядовитой жижей, но теперь... Грызуны истошно запищали, жутко больно когда кровь вскипает в жилах. Ещё несколько секунд и мутировавшие животные больше не проблема. Сатиры переглядываются, не поняв что произошло. Эта заминка даёт принцу маленькое преимущество. Небольшое усилие и один из сатиров падает, отчаянно скребя по земле. Обширный инфаркт, как определили бы в больнице, враг ещё жив, но уже не представляет опасность. Загрей перепрыгивает через лужу яда, сразу же перемещается в сторону, уворачиваясь от иглы. Серия быстрых ударов в голову оглушает второго противника, апперкот стал добивающим. Наверное, стоило взять копьё или адамантовое орудие, но что уж теперь сожалеть.
[indent] За следующие несколько часов принц пробежал много километров по петляющим тоннелям, уничтожая встреченных противников. Некоторые коридоры возвращали его к подобным первому общинным пещерам, другие вели дальше. И чем глубже Заг пробирался, тем яснее понимал, что все бойцы сатиров держаться ближе к катакомбам храма, а здесь все больше встречаются женщины, старики, дети, убегающие стоит только заметить бога, но натыкался и на войнов. Один из них сумел даже попасть в него отравленной иглой.
[indent] Неожиданно Загрей выбегает в огромный зал храма. Посреди него самый большой бассейн Стикс, что он видел. От красных вод веет холодом. Заг с любопытством осматривается. Да, это определенно храм, пограничный зал как наверху, вроде бы и Подземный мир, а живые могут здесь находиться. И вырытых тоннелей сатиров не видно, кроме того, по которому он сюда попал. "Интересно, отец здесь когда-нибудь бывал?" В прошлый раз, когда принц заблудился в этом самодельном лабиринте, он в итоге тоже нашел комнату, когда-то бывшую частью храма, но от неё мало что осталось. А здесь нетронутый(!) зал, доступ к реке... Может быть он даже ритуальный.
— Любопытно... - тихо произносит, задрав голову и оборачиваясь кругом. Наконец-то необычная находка, но радость  омрачается, стоило только вернуть взгляд вниз. В сторонке тихо стоял сложив ручки Аластор. Удивительно, что он даже не улыбался во весь рот.

Отредактировано Zagreus (18-06-2022 01:21:13)

Подпись автора

http://i.yapx.ru/TALMD.png http://i.yapx.ru/TALL7.png http://i.yapx.ru/TALMB.png

+2